Эвтаназия в россии и мире как проблема и ее правовые аспекты

Правовое регулирование проблемы эвтаназии в россии

ПРАВОВОЕ  РЕГУЛИРОВАНИЕ  ПРОБЛЕМЫ  ЭВТАНАЗИИ  В  РОССИИ

Баранецкий  Юрий  Сергеевич

студент  4  курса,  экономического  факультета  ОГАУ,  РФ,  г.  Оренбург

E-mail:  baranezkii@mail.ru

Потапова  Алена  Николаевна

научный  руководитель,  канд.  ист.  наук,  доцент  ОГАУ,  РФ,  г.  Оренбург

Вопрос  касающийся  разрешения  споров  медиков,  юристов,  философов  и  социологов  по  поводу  проблемы  эвтаназии  в  России  обсуждается  последние  20—25  лет.

  Для  исследования  любого  правового  явления,  нужно  дать  его  точное  определение.  Термин  «эвтаназия»  состоит  из  соединения  двух  греческих  слов:  “ev”  —  благий,  хороший  и  “thanatos”,  что  означает  смерть.

  Следовательно  отсюда,  эвтаназия  значит  хорошая,  благая  смерть.

В  настоящее  время,  в  отечественной  и  зарубежной  юридической  литературе  существуют  различные  понятия  термина  «эвтаназия».  В  результате  путаницы  терминологии  создается  ситуация  в  которой  понятия  об  эвтаназии  описывают  не  одну,  а  несколько  реальностей,  не  совпадающих  друг  с  другом.

  В  медицинской,  правовой  и  философской  литературе  эвтаназия  толкуется  по-разному:  «умерщвление  неизлечимо  больных  людей  по  их  просьбе  с  целью  прекращения  страданий»;  «сознательное  действие,  приводящее  к  смерти  безнадёжно  больного  человека  относительно  быстрым  и  безболезненным  путем  с  целью  прекращения  страданий»;  «щадящий,  безболезненный  и  избавляющий  от  страданий  необратимый  исход  в  небытие».  Говоря  про  эвтаназию,  как  совершение  уголовно-правового  деяния,  крайне  важно  различать  определение  эвтаназии  между  медицинским,  философским  и  правовым.  Так  как  в  первом  определении  мы  имеем  дело  с  процедурой  проведения  эвтаназии,  во  втором  случае  с  внутренним  смыслом  понятия  эвтаназии,  а  в  третьем  уже  непосредственно  с  установлением  ответственности  за  совершение  данного  деяния. 

Согласно  ст.  20  Конституция  Российской  Федерации:  «Каждый  имеет  право  на  жизнь»  [1,  с.  20].

  Жизнь  это  самый  ценный  дар  природы,  она  независимо  от  моральных  и  физических  качеств,  с  начала  рождения  и  до  момента  прекращения  находится  под  уголовно-правовой  охраной  государства.

  Определение  эвтаназии  изначально  было  сформулировано  в  отрасли  медицины,  что  стало  причиной  возникновения  разногласий  в  подходах.  Отсутствие  теоретических  основ  способствовало  развитию  различных  точек  зрения  и  противоречий  в  данном  вопросе.

  Проведенный  сравнительный  анализ  подходов  различных  отраслей  в  решении  проблемы  эвтаназии  позволяет  сделать  вывод,  что  наиболее  субъективное  решение  дает  правовой  аспект.  В  правовом  аспекте  эвтаназия  рассматривается  не  как  единое  целое,  а  как  совокупность  взаимоотношений  различных  социальных  сфер.

В  уголовно-правовом  смысле  эвтаназия  это  целенаправленное  умышленное  действие,  повлекшее  за  собой  смерть  неизлечимого  больного,  исполненное  по  его  просьбе  врачом,  а  также  другим  лицом  из  за  сострадания  к  больному  для  избавления  его  от  болезненных  страданий.

Понимание  эвтаназии  в  этом  смысле  имеет  преимущества,  которые  выделяют  систему  уголовно-правовых  признаков  эвтаназии;  выделяют  вопрос  о  введении  отдельного  состава  преступления  —  умерщвление  больного  по  его  просьбе;  сравнивать  и  различать  ответственность  предлагаемого  состава  преступления  другими  схожими  преступлениями,  включая  убийство  по  статье  105  УК  РФ  [3,  с.  105].

С  позиции  права  ключевыми  в  понимании  данного  явления,  являются  проблемы  ответственности.

Основным  критерием  при  классификации  форм  эвтаназии  принимается  характер  действий,  который  направлен  на  умерщвление  тяжело  больного.  Согласно  данного  критерия  эвтаназия  может  быть  двух  форм:  активная  и  пассивная. 

Не  относится  к  активной  эвтаназии:

1.

  Убийство  из  «милосердия»  —  когда  врач  совершает  умерщвление  без  просьбы  безнадежного  тяжело  больного  (больные,  которые  находятся  в  тяжелом  состоянии  или  в  коме,  когда  они  не  могут  дать  своего  согласия  или  выразить  просьбу  на  причинение  им  смерти),  видя  состояние,  которое  в  следствии  приведет  к  его  смерти,  вводит  ему  сверхдозу  препарата,  в  результате  чего  наступает  смерть.

2.  «Ассистируемое  врачом  самоубийство»  —  когда  врач,  непосредственно  помогает  тяжело  больному  покончить  жизнь  самоубийством,  но  сами  действия  совершает  больной  самостоятельно  (врач,  приносит  таблетки,  при  превышении  доз  которых  наступает  летальный  исход). 

К  активной  эвтаназии  относятся  следующие  предпосылки:

1.

  умышленное  совершение  действия;

2.  установление  неизлечимости  больного  —  «инкурабельность»,  которая  в  следствии  приведет  к  летальному  исходу;

3.  отсутствие  конкретных  мер  по  смягчению  страданий  тяжело  больного;

4.  наличие  у  пациента  сильных  физических  страданий;

5.  долгое  применение  по  продолжительности  средств  и  методов  лечения;

6.  наличие  добровольной  просьбы  пациента  об  эвтаназии.

К  пассивной  эвтаназии  относятся  следующие  критерии:

1.

  бездействие  врача  или  оного  лица  в  отношении  больного;

2.  наличие  у  пациента  неизлечимого  заболевания,  которое  в  следствии

приведет  к  летальному  исходу;

3.  наличие  у  пациента  сильных  физических  страданий;

4.  долгое  применение  по  продолжительности  средств  и  методов  лечения;

5.  наличие  добровольной  просьбы  пациента  об  эвтаназии.

Все,  кто  высказывается  за  введение  эвтаназии,  имеют  ввиду,  что  эвтаназия  выступает  пассивной  со  стороны  врача  и  добровольной  со  стороны  тяжело  больного.

Нельзя  говорить  об  эвтаназии,  когда  врач  облегчает  страдания  пациента  находящегося  на  тяжелой  стадии  болезни,  с  помощью  назначения  медикаментов,  которые  ускоряют  процесс  умирания  косвенным  образом.

  В  таком  случае  у  врача  нет  умысла  совершения  данного  деяния  на  лишение  жизни  больного.  Он  пытается  уменьшить  страдания  больного  с  помощью  назначения  медикаментов,  которые  ускоряют  процесс  умирания,  в  качестве  побочного  эффекта.

  Смерть  в  данном  случае  является  последствием  назначения  медицинских  препаратов  в  качестве  обезболивающего  и  преднамеренно  не  провоцируется.

Эвтаназией  не  является  и  ситуация,  когда  пациент  болен  неизлечимой  болезнью,  которая  в  конечном  итоге  приведет  к  летальному  исходу  в  ближайшее  время  и  всякое  медицинское  вмешательство  могло  бы  продлить  жизнь  на  короткое  время  в  мучениях,  но  не  принимают  никаких  действий,  дают  умереть  спокойно.

Исходя  из  вышесказанного  можно  делать  вывод,  что  эвтаназия  с  позиции  права  —  это  целенаправленное  причинение  смерти  тяжело  больному,  осуществляемое  по  его  просьбе  врачом  или  иным  лицом,  мотивом  которого  является  сострадание  к  больному  с  целью  избавить  его  от  физических  мучений.

Если  уже  говорить  о  законодательном  регулировании  эвтаназии,  то  тут  существует  некий  парадокс.  В  Уголовном  Кодеке  Российской  Федерации  (УК  РФ)  не  предусмотрено  отдельной  статьи  регулирующей  ответственность  за  совершение  эвтаназии.  УК  РФ  рассматривает  ее  как  убийство  (ст.  105  УК  РФ).

В  Российском  законодательстве  эвтаназия  в  любой  форме  вроде  бы  запрещена  законом.  В  ст.

  45  (запрещение  эвтаназии)  «Основ  законодательства  Российской  Федерации  об  охране  здоровья  граждан»  говорится  так,  что  «медицинскому  персоналу  запрещается  осуществление  эвтаназии  —  удовлетворение  просьбы  больного  об  ускорении  его  смерти  какими-либо  действиями  или  средствами,  в  том  числе  прекращением  искусственных  мер  по  поддержанию  жизни  и  что  лицо,  которое  сознательно  побуждает  больного  к  эвтаназии  и  (или)  осуществляет  эвтаназию,  несет  уголовную  ответственность  в  соответствии  с  законодательством  Российской  Федерации»  [2,  с.  45].

Из  статьи  45  все  предельно  ясно,  есть  определение  данного  деяния,  действие  запрещено  и  наказуемо.  Но  в  ст.

  33  (отказ  от  медицинского  вмешательства)  «Основ  законодательства  Российской  Федерации  об  охране  здоровья  граждан»  говорится,  что  «Гражданин  или  его  законный  представитель  имеет  право  отказаться  от  медицинского  вмешательства  или  потребовать  его  прекращения,  за  исключением  случаев,  предусмотренных  статьей  34  настоящих  Основ.

  При  отказе  от  медицинского  вмешательства  гражданину  или  его  законному  представителю  в  доступной  для  него  форме  должны  быть  разъяснены  возможные  последствия.

  Отказ  от  медицинского  вмешательства  с  указанием  возможных  последствий  оформляется  записью  в  медицинской  документации  и  подписывается  гражданином  либо  его  законным  представителем,  а  также  медицинским  работником.

  При  отказе  родителей  или  иных  законных  представителей  лица,  не  достигшего  возраста,  установленного  частью  второй  статьи  24  настоящих  Основ,  либо  законных  представителей  лица,  признанного  в  установленном  законном  порядке  недееспособным,  от  медицинской  помощи,  необходимой  для  спасения  жизни  указанных  лиц,  больничное  учреждение  имеет  право  обратиться  в  суд  для  защиты  интересов  этих  лиц»  [2,  с.  34].  В  данной  статье  прописаны  действия,  что  и  в  пассивной  эвтаназии,  когда  врач  не  предпринимает  действий  для  ускорения  смерти  больного,  но  и  не  делает  ничего  по  просьбе  пациента,  процедур  для  его  продление  жизни.

Итак,  в  одном  и  том  же  законе,  в  разных  статьях  одновременно  разрешается  и  запрещается  эвтаназия.

  Можно  сделать  вывод,  что  наказуема  только  активная  эвтаназия,  за  которую  несут  ответственность  по  ст.  105  УК  РФ  «умышленное  убийство».

  А  за  эвтаназию  пассивную,  когда  врач  не  оказывая  помощь  тяжело  больному,  по  его  собственному  желанию,  не  попадает  не  под  одну  статью  УК  РФ.

Российской  Федерации  нужно  четкое  и  разностороннее  законодательное  регулирование,  которое  бы  разграничивало  активную  и  пассивную  эвтаназию,  за  которую  назначалась  бы  некая  мера  ответственности.

  Не  нужно  легализовывать  активную  эвтаназию,  это  приведет  к  различным  разногласиям  всех  слоев  населения  и  разных  профессий,  но  следует  юридически  оформить  пассивную  эвтаназию,  так  называемую  «благую  смерть».

Список  литературы:

1.

Богомягкова  Е.С.  Эвтаназия  как  социальная  проблема:  стратегии  проблематизации  и  депроблематизации  /  Е.С.  Богомягкова  //  Журнал  исследовательской  социальной  политики.  —  2010.  —  Т.  8,  —  №  1.  —  С.  32—34.

2.Князев  Д.С.  Эвтаназия  и  ее  уголовно-правовая  оценка  /  Д.С.  Князев  //  Российский  следователь.  —  2010.  —  №  16.  —  С.  30—31.

Источник: https://sibac.info/studconf/hum/xv/35461

Проблемы эвтаназии в современном мире

С древнейшей поры проблема жизни и смерти была предметом философского и правового осмысления. Постичь проблему пытались и античные философы, видя в ней важнейший вопрос человеческого существования.

Термин «эвтаназия» произошел от греческих слов: «eu» — благой, хороший, и «thananos» — смерть. Ф. Бэкон (1561–1626) понимал под эвтаназией легкую, безболезненную, даже счастливую смерть.

Он писал: «Если бы врачи хотели быть верными своему долгу и чувству гуманности, они должны были бы увеличить свои познания в медицине и в то же время приложить все старания к тому, чтобы облегчить уход из жизни тому, в ком ещё не угасло дыхание» [2].

«Краткий оксфордский словарь» дает три значения слова «эвтаназия»: первый — «спокойная и легкая смерть», второе — «средства для этого», третье — «действия по ее осуществлению».

Существует несколько разновидностей эвтаназии. Так, например, различают эвтаназию активную и пассивную.

При пассивной (или как ее еще называют «метод отложенного шприца») врачи намеренно прекращаю поддерживающую терапию безнадежных больных людей. Такая практика распространена во многих странах мира.

Активная эвтаназия («метод наполненного шприца») имеет место, когда вводят умирающему лекарственные средства, которые приводят к смерти, либо как-то иначе способствует смерти больного.

Помимо этого, необходимо различать добровольную и недобровольную эвтаназию.

Добровольная эвтаназия осуществляется по просьбе больного или с предварительно высказанного его согласия (например, в США заранее и в юридически достоверной форме выражают свою волю на случай необратимой комы). Недобровольная эвтаназия осуществляется без согласия больного, который находится в бессознательном состоянии [4].

Обобщая многочисленные опросы, можно заметить, что очень небольшой процент людей готовы применить эвтаназию к себе, большинство из них выражает желание, чтобы такая возможность всё же существовала. Так в Голландии из десяти пациентов, сообщивших врачу просьбу об эвтаназии, только один совершает её. Людям становится спокойнее от знания того, что такое право у них есть.

На данный момент существуют четыре места, в которых действует разрешение на эвтаназию, — Нидерланды, две части Америки, и Северная Территория Австралии.

Только в Северной Территории эвтаназия официально разрешена законом, врач может выписывать пациенту, но не давать сам, вызывающие смерть препараты. В Нидерландах самоубийство с помощью врача, и активная (добровольная) эвтаназия запрещены законодательным актом, но разрешены на практике.

По заявлению суда, врач, умертвивший (или способствовавший в самоубийстве) своего пациента при определенных обстоятельствах, не признается виновным.

Политикой этих стран установлены три условия:

1)                 эвтаназия должна быть добровольной,

2)                 только врач может оказывать помощь или осуществлять эвтаназию,

3)                 состояние пациента должно быть с медицинской точки зрения неудовлетворительно.

В странах Европы и остального мира все чаще звучат призывы разрешить эвтаназию. Так, верхняя палата французского парламента не так давно одобрила закон, разрешающий неизлечимо больным отказываться от дальнейшего лечения.

Читайте также:  Пролежни на груди: особенности, лечение и профилактика

Документ предусматривает прекращение медицинской помощи в случае, когда она «становится бесполезной, непропорциональной либо не имеющей другого эффекта, кроме искусственного продления жизни».

Решение о прекращении лечения может принять сам пациент, но если он находится в бессознательном состоянии, его судьбу будут решать родственники.

Аналогичный закон о «пассивной» терапии разрабатывается и в Израиле. Такой подход кардинально отличается от принципов эвтаназии, узаконенных в Бельгии и Нидерландах, где разрешено введение смертельной инъекции.

В двух американских штатах — Орегоне и Калифорнии — также возможен добровольный уход из жизни неизлечимо больных пациентов. Там процедура эвтаназии может применяться в отношении находящего в сознании пациента, которому остается жить не более полугода [7].

В истории много примеров применения эвтаназии к людям, которые могли бы быть вылечены. Джек Кеворкян — врач из США изобрел в 1989 году «машину смерти» — аппарат, вводящий в организм пациента смертельный раствор.

В будущем он усовершенствовал «суицидальную» машину, снабдив ее маской с автоматической подачей смертельной дозы углекислого газа.

«Доктор Смерть» поспособствовал отправке на тот свет около 120 своих пациентов, дальнейшее изучение их истории болезней показало, что они не были смертельно больны [10].

Вопрос разрешения эвтаназии в России обсуждается уже последние 15–20 лет. Он вызывает жаркие споры медиков, юристов, философов. Но есть и неточности в нашем законодательстве.

Отношения врача и пациента в России регулируют «Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан».

Статья 45 этого документа называется «Запрещение эвтаназии» и гласит буквально следующее: «Медицинскому персоналу запрещено осуществление эвтаназии — удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни [12]. Лицо, которое сознательно побуждает больного к эвтаназии и (или) осуществляет эвтаназию, несет уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации» [12]. Возникает острая необходимость выделения эвтаназии в самостоятельный состав менее опасного вида убийства, Уголовный Кодекс рассматривает ее как обычное убийство (ст. 105 УК РФ). Пока же такие попытки не совсем успешны [8].

В Этическом кодексе российского врача статья 14 «Врач и право пациента на достойную смерть» гласит: «Эвтаназия, как акт преднамеренного лишения жизни пациента по его просьбе, или по просьбе его близких, недопустима, в том числе и в форме пассивной эвтаназии. Под пассивной эвтаназией понимается прекращение лечебных действий у постели умирающего больного» [13].

Однако проблема от этого не перестала существовать, так как закрепленное в законодательстве право пациента на отказ от медицинской помощи фактически открывает возможности для правового оформления вопроса, касающегося пассивной эвтаназии (статья 31 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан). Таким образом, законодательство России в этом вопросе весьма противоречиво.

В Российской Федерации умирающий человек вообще оказывается без врачебной помощи, либо свои последние дни проводит в реанимации, без родственников, рядом с другими пациентами в одной палате. По этой причине не реанимировать, не делать всё возможное для поддержания жизни, в нашей стране не получится.

К тому же, неоказание помощи, не проведение реанимационных мероприятий тяжелобольного может квалифицироваться как незаконное. Зная об этом, медики спасают всех.

Легализация эвтаназии в современной России, где финансовые ресурсы паллиативной медицинской помощи еще не совсем развиты, может привести к тому, что терминальные больные из социально неблагополучных слоев будут подвергаться эвтаназии, вместо оказания им паллиативной медицинской помощи.

Именно поэтому необходимо развитие в российской медицине паллиативной помощи, а после этого совершенствование законодательной базы, что могло бы позволить людям отказываться от реанимационных мероприятий, если на то есть их желание.

Многие ученые опасаются, что официальное разрешение эвтаназии может приостановить создание более эффективных лекарств для лечения тяжелобольных, а также стать причиной недобросовестности в оказании медицинской помощи.

Реанимационная помощь таким больным требует больших материальных затрат и большой физической и моральной отдачи медперсонала. Именно эти неблагоприятные факторы могут вызвать у больного желание ускорить смертельный исход, что позволит врачу полностью прекратить всякое лечение и уход за тяжелым больным.

И в этом еще одна из причин необходимости правового регулирования данного вопроса.

На современном этапе ясно одно — легализация эвтаназии в России требует детального подхода, качественного изучения и обсуждения. Так как отношение к эвтаназии в обществе неоднозначно, причем, каждую сторону можно понять или, наоборот, осудить.

Литература:

  1.                Акопов В. И. Этические, правовые и медицинские проблемы эвтаназии // Медицинское право и этика, 2000, № 1;
  2.                Бекон Ф.Соч. Т. 1.-М., 1971.-С 269
  3.                Громов А. Умереть или мучаться //Юрид. газета. — 1992.-№ 14.

Источник: https://moluch.ru/archive/103/23964/

Медико-правовые аспекты эвтаназии

Лысенко А.И., Мельникова О.В. МЕДИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ЭВТАНАЗИИ

Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Пензенской области

Проблемы правового статуса человека и гражданина в последнее время приобретают огромную актуальность, свидетельством чего является количество проведенных и проводимых научных исследований в этой сфере.

Гражданско-правовое регулирование личных неимущественных прав и нематериальных благ гражданина традиционно ограничивается их защитой в тех случаях и в тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (п. 2 ст. 2, п. 2 ст. 150 ГК РФ).

Впрочем, существует точка зрения, что в отношении нематериальных благ гражданина могут складываться и регулятивные гражданские правоотношения, включающие субъективные права и обязанности.

Соответственно, в структуре личного неимущественного права следует выделять правомочия по владению, пользованию и распоряжению (1). В свете данной позиции гражданин не только обладает жизнью, здоровьем, честью, достоинством и прочими нематериальными благами, но и вправе ими распоряжаться.

В качестве примера право гражданина отказаться от лечения, в том числе потребовать прекращения мер по поддержанию жизни.

Вопрос о правомочиях гражданина по распоряжению собственной жизнью сопряжен с проблемой эвтаназии.

Важное значение для анализа любого правового явления имеют его точное определение, рассмотрение возможных вариантов его интерпретации и применения.

Научные споры по поводу эвтаназии актуализируют обращение к этимологии данного термина, к его различным толкованиям и возможной классификации обозначаемого им феномена.

Термин “эвтаназия” является составным и образован путем соединения двух греческих слов: прилагательного “ev” – т.е. благо, или эпического “ev”, что значит “хороший, добрый, красивый, доблестный, благородный” и слова “thanatos”, что значит “смерть”.

Этот термин был введен в научный оборот в XVI в. английским философом Фрэнсисом Бэконом. В своем сочинении “О достоинстве и приумножении наук” Ф. Бэкон, определяя облегчение страданий как обязанность врачебного персонала, написал: “Я совершенно убежден, что долг врача состоит не толь-

ко в том, чтобы облегчать страдания и мучения, причиняемые болезнями, и это не только тогда, когда такое облегчение боли как опасного симптома болезни может привести к выздоровлению, но даже и в том случае, когда уже нет совершенно никакой надежды на спасение и можно лишь сделать самую смерть более легкой и спокойной…” (2).

Комплексный характер эвтаназии как социально-правового явления обусловливает выделение ее различных форм, в совокупности которых проявляются ее сущностный характер и содержание.

По характеру совершенного врачом деяния принято выделять активную и пассивную эвтаназии. Активная эвтаназия осуществляется путем активных медико-социальных действий врача (создание неблагоприятных условий для выживания).

Пассивная эвтаназия предполагает отказ от проведения или прекращение медико-социальных мероприятий, направленных на спасение жизни пациента (отключение жизнеобеспечивающей аппаратуры, прекращение питания, влекущее голодную смерть пациента).

С точки зрения роли волеизъявления пациента в акте эвтаназии последняя может быть добровольной и принудительной. Добровольная эвтаназия основана на “доброй воле”, свободном желании дееспособного, вменяемого пациента.

Осознание пациентом последствий осуществляемого на основании его просьбы акта является обязательным признаком добровольной эвтаназии.

О принудительной эвтаназии можно говорить в следующих случаях: во-первых, когда принудительная эвтаназия имеет место в случае воздействия на волю пациента со стороны врача, ближних пациента или третьих лиц (путем уговоров, угрозы, шантажа, воздействия на родственные чувства); во-вторых, когда врач руководствуется исключительно просьбой ближних или доверенных лиц пациента (в тех случаях, когда пациент, ввиду крайне тяжелого состояния, находится без сознания либо не способен выразить свою волю с помощью известных средств – устно, письменно, с помощью знаков).

Анализ законодательства позволяет выделить “криминальную”, подлежащую уголовному наказанию эвтаназию и, соответственно, легальную эвтаназию, допустимую при соблюдении установленных законом условий (например, в Голландии).

Эвтаназия как правовая, медицинская, этическая, психосоциальная категория поднималась еще в глубокой древности, эта проблема является чрезвычайно актуальной и на сегодняшний день и требует детального рассмотрения и анализа.

Российским законодательством эвтаназия запрещена в любой форме, ст. 45, 60 «Основы законода-

тельства Российской Федерации об охране здоровья граждан» однозначно запрещает медицинскому персоналу осуществление эвтаназии, т.е.

удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни.

Лицо, которое сознательно побуждает больного к эвтаназии и (или) осуществляет эвтаназию, несет уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации по ст. 105, 109, 124 УК РФ.

Обязывая врача идти до конца в борьбе с болезнью пациента, закон в то же время предоставил право больному отказаться по собственному усмотрению от медицинской помощи. Так, «Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан» 1993 г. содержат статью 33 “Отказ от медицинского вмешательства”, которая гласит: “гражданин или его законный представитель имеет право отказаться от

медицинского вмешательства или потребовать его прекращения, даже если оно начато, на любом этапе проведения”.

К сожалению, на сегодняшний день в России механизм реализации этого права практически не разработан.

Посвященная данному вопросу статья 33 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан крайне слаба с точки зрения юридической техники прежде всего потому, что в ней не закреплены процедурные аспекты отказа.

Существующий правовой пробел заполняется опрометчивыми рекомендациями, не имеющими под собой достаточных правовых оснований.

Налицо коллизия норм, которая на практике приводит к ограничению личной свободы пациента под предлогом неурегулированности в законе механизма реализации права на отказ от лечения.

Вопрос разрешения эвтаназии в России обсуждается последние 15-20 лет. Он вызывает жаркие споры философов, медиков и юристов, однако по настоящее время законодателем Уголовном Кодексе РФ не принята специальная норма об ответственности за совершение эвтаназии. Уголовный закон рассматривает эвтаназию как обычное убийство, по ст.105 УК РФ. Вряд ли это можно признать правильным.

Важной особенностью эвтаназии является то, что она, за исключением принудительных форм, совершается по доброй воле пациента, выраженной в виде обращенной к врачу просьбы о лишении жизни. В этой связи в качестве убийства по ст.105 УК РФ можно рассматривать лишь принудительную эвтаназию.

Проблематичность применения ст.105 УК РФ к эвтаназии обусловливает необходимость дополнения УК РФ специальной статьей об эвтаназии (3). В этих целях следует из общей законодательной нормы об убийстве выделить в самостоятельный состав менее опасный вид убийства со смягчающими обстоятельствами – эвтаназию.

Убийство, предусмотренное ст.

105 УК РФ, – это умышленное лишение жизни другого человека, осуществленное помимо его воли, акт убийства квалифицируется как насильственный, предполагающий насилие над личностью потерпевшего, а эвтаназия совершается только по просьбе потерпевшего вследствие наличия у него неизлечимой болезни, сопровождающейся невыносимыми страданиями, т.е. лишение жизни согласуется с волей потерпевшего. Последнее должно обусловливать пониженную уголовную ответственность за содеянное.

Стремительное развитие научно-технического прогресса, достижения современной медицины в области реаниматологии – все это заставляет юристов, медиков и философов по-новому взглянуть на проблему эвтаназии.

Читайте также:  Складной массажный стол – преимущества и выбор

Возросшее внимание к эвтаназии связано не только с достижениями медицины, но и с изменениями в системе нравственных и духовных ценностей, пониманием приоритетности прав человека. Проблема эвтаназии имеет не только юридическую, но и ярко выраженную нравственную сторону.

Ее разрешение имеет огромное практическое значение, позволяя обеспечить соблюдение прав и законных интересов граждан.

В последние годы на страницах периодической печати постоянно публикуются научные труды, в которых авторы обсуждают различные аспекты проблемы: предлагаются разного рода классификации и

определения, которые разносторонне характеризуют эвтаназию. Частота данных публикаций свидетельствует о достаточно высоком интересе общества к данной проблеме и о том, что окончательной и единой позиции в современном светском мире относительно эвтаназии пока еще нет.

Проблема ответственности за эвтаназию стоит не только перед российским законодателем. Поэтому при исследовании убийства по просьбе потерпевшего интересна в сравнительном плане законодательная практика зарубежных стран.

Наряду с всеобщим отрицанием эвтаназии существует ряд государств, где “помощь в самоубийстве” выведена из разряда преступных деяний и уже достаточно длительное время находится на легальном положении. Примером тому может служить Голландия, где еще в 2 0 02 году был принят Закон “О прекращении жизни по желанию или помощь в самоубийстве”.

Вторым государством в мире, которое законодательное восприняло идею легализации эвтаназии, является Бельгия, 23 сентября 2002 года парламент этого государства принял закон, согласно которому эвтаназия и помощь в самоубийстве стали легальными в соответствии с условиями, идентичными тем, что размещены и в законодательстве Голландии.

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/mediko-pravovye-aspekty-evtanazii

3. Правовые проблемы эвтаназии в Российской Федерации

Необходимо отметить, что проблема эвтаназии относится одновременно к сфере конституционного, медицинского и уголовного права. Мнение закона. В ст.

45 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан говорится: “Медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии – удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими – либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни. Лицо, которое сознательно побуждает больного к эвтаназии и (или) осуществляет эвтаназию, несет уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации”. Главный критерий качества содержания жизни определяется таким показателем, как “человеческое достоинство”. Современные ученые – филологи определяют достоинство как осознание человеком своих прав, своей моральной ценности и уважение их в себе.

Однако достоинство – категория сугубо индивидуальная, понимаемая каждым по-своему. Человеческое достоинство относится к числу личных, индивидуальных прав и свобод человека, неотъемлемых и принадлежащих ему от рождения.

В известной мере этот подход отражен в Конституции РФ, закрепившей категорию “достойная жизнь” в ст. 7 о социальном государстве, а категорию “достоинство человека” – в ст. 21. входящей в число личных прав человека.

Человек, обреченный на смерть и испытывающий при этом физические и душевные страдания, с полным основанием может быть отнесен к категории социально незащищенных граждан.

Если больной не предпринимает активных попыток расстаться с жизнью и стоически переносит мучения, задача общества и государства – облегчить его мучения и попытаться приблизить качество жизни больного к условиям, достойным человека.

Другое дело, когда такая возможность по объективным, не зависящим от названных органов и самого человека причинам оказывается недостижимой и больной просит о смерти исходя из простой гуманистической формулы “жизнь дана человеку, чтобы достойно с ней расстаться”.

Тогда отказ в эвтаназии может рассматриваться как применение к человеку пыток, насилия, жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения, императивно запрещенного ст. 21 Конституции РФ.

Суммируя сказанное, можно заключить, что законодательное закрепление возможности применения эвтаназии не только не противоречит положениям действующей Конституции РФ, но и прямо вытекает из смысла ее ст. 2, 7, 15, 20 и 21. Достойная жизнь гражданина должна завершиться его достойной смертью.

Однако в действующем российском праве установлен прямой запрет на осуществление эвтаназии, закрепленный в ст. 45 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. В помещенном в ст. 60 Основ тексте Клятвы врача содержится следующее положение: “Получая высокое звание врача… торжественно клянусь… никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии”.

Запрет на осуществление эвтаназии закреплен также в ст. 14 Этического кодекса российского врача, утвержденного Ассоциацией врачей России в ноябре 1994 г., а также в ст. 9 Этического кодекса медицинской сестры.

В Клятве российского врача, утвержденной Ассоциацией врачей России, врач – член Ассоциации обязуется руководствоваться в своих действиях “международными нормами профессиональной этики, исключая не признаваемое Ассоциацией врачей России положение о допустимости пассивной эвтаназии.

В российском уголовном праве эвтаназия рассматривается в качестве убийства запрещенного ст. 105 Уголовного кодекса РФ.

В отличие от ряда зарубежных государств (Германия, Австрия, Испания, Швейцария и др.

) в российском УК нет специальной статьи, устанавливающей более мягкую ответственность за эвтаназию по сравнению с простым убийством. Очевидно, что по ряду признаков эвтаназия схожа с убийством.

Вместе с тем некоторые особенности эвтаназии не позволяют совершенно отождествлять ее с убийством по ст. 105 УК РФ. Прежде всего следует иметь в виду безнадежное, вызывающее сострадание состояние пациента.

Данный фактор придает эвтаназии колорит милосердного убийства, совершенного по мотивам сострадания, жалости.

Указанные мотивы при определении меры, уголовной ответственности могут рассматриваться как смягчающие обстоятельства.

Важной особенностью эвтаназии является то, что она совершается по доброй воле и по настоятельно, явно выраженной просьбе пациента, в то время как убийство предполагает насилие над личностью потерпевшего. Субъект убийства – общий, т.е.

любое вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 14 лет, в то время как субъект эвтаназии специальный. Им может быть только врач.

Те случаи, когда лишение жизни безнадежно больного человека даже и по его настоятельной просьбе совершается лицом, отличным от врача, не могут рассматриваться в качестве эвтаназии и должны квалифицироваться как простое убийство.

Одним из достижений Конституции Российской Федерации 1993 г. стало повышение внимания к защите личных (гражданских) прав и свобод человека.

На смену идее обращения человека в часть политической системы, субъекта, прежде всего, публично-правовых отношений, характерной для социалистической правовой доктрины, пришла либерально – демократическая концепция “человек, его права и свободы – высшая ценность”, возведенная в правовой абсолют ст. 2 Конституции РФ.

В целом данный подход не может получить однозначной позитивной оценки, поскольку не могут частные, эгоистичные интересы отдельного человека во всех случаях быть выше публичных интересов всего общества и государства.

Однако на этапе формирования поставторитарного общества и государства, в котором на сегодняшний день пребывает Российская Федерация, такое внимание к правам и свободам человека представляется не слишком чрезмерным. Правовую и социально-философскую основу нового конституционно-правового статуса человека и гражданина в России, безусловно, составляют субъективные личные права и свободы.

Одним из наиважнейших личных прав и свобод, обеспечивающих само физическое существование человека как биологического существа, частицы общества и субъекта правовых отношений, является право на жизнь, декларированное ст. 20 Конституции. Значение конституционного закрепления этого права для российской правовой системы трудно переоценить.

Однако неполнота большинства исследований в этой области состоит в том, что норма о праве на жизнь рассматривается в отрыве от других конституционных положений, регламентирующих целостность и морально-этическое благополучие человека. К тому же сам механизм реализации конституционного права на жизнь содержит ряд спорных моментов, требующих нестандартных юридических решений.

Одним из них является проблема окончания жизни.

Конституционное установление права на жизнь логически означает юридическое закрепление права человека на смерть. Очевидно, раз право на жизнь относится к числу личных прав человека, его реализация осуществляется им индивидуально и самостоятельно, независимо от воли других.

Более того, Декларация прав человека и гражданина, утвержденная Постановлением Верховного Совета содержала норму, к сожалению, утраченную действующей Конституцией России: “Никто не может быть произвольно лишен жизни” Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991 г. №52. Ст. 1865.

Это означает, что вопрос жизни и смерти юридически должен решаться человеком индивидуально, без участия иных лиц. Исключение составляет смертная казнь, представляющая собой юридически определенный предел действия права на жизнь и один из видов кары, реакции общества на преступные действия, совершенные виновным лицом.

Во всех остальных случаях вмешательство других лиц в самостоятельное решение человеком вопроса жизни и смерти следовало бы признать юридически недопустимым.

В научной полемике высказывается точка зрения, что поскольку Конституция РФ закрепляет субъективное право на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст. 41), то эвтаназия якобы не имеет под собой конституционной основы. Тем не менее, авторы настоящей статьи полагают, что в случае наступления потребности в эвтаназии, т.е.

сознательном, добровольном, волевом уходе человека из жизни, основание для реализации конституционного права на охрану здоровья оказывается исчерпанным, поскольку данная цель (охрана здоровья) уже не может быть достигнута. Дальнейшее оказание больному медицинской помощи только усугубляет его страдания.

Поэтому в данном случае используется более общая по кругу регулируемых ею отношений конституционная норма ст. 20, закрепляющая право на жизнь.

Это право предполагает возможность человека самостоятельно распорядиться своей жизнью, в том числе добровольно принять решение о сроках и способах ухода из нее. Полагаем, что можно даже вести речь, что право на жизнь юридически закрепляет и ее пределы, т.е. право на самоубийство.

Вместе с тем возникают ситуации, когда человек, решивший покончить счеты с жизнью, не в силах (физически и/или морально) сделать это самостоятельно, но активно желает наступления собственной смерти. Это проблема эвтаназии.

Она начала обсуждаться в современной России лишь в последние 10-15 лет, в то время как мировое сообщество данная проблема волнует на протяжении всего XX столетия, причем и по сей день у человечества остается больше вопросов, чем ответов.

Впервые законодатель сформулировал свое отношение к эвтаназии в 1993 г. в Основах законодательства об охране здоровья граждан (ст. 45). Медицинскому персоналу запрещено осуществление эвтаназии.

Лицо, которое сознательно побуждает больного к эвтаназии и (или) осуществляет эвтаназию, несет уголовную ответственность. Ряд ученых еще до принятия соответствующей нормы выступали против разрешения эвтаназии как недопустимой с нравственной и юридической позиции.

Некоторые полагают, что возможно законодательное закрепление пассивной эвтаназии. Думается, что в законе должна быть разрешена и активная, и пассивная эвтаназия. Высшей ценностью является реальное благополучие человека. Не каждый имеет силы лежать парализованным, ни дня не обходиться без посторонней помощи, испытывать постоянные сильные боли.

Не у всех одинаковое представление о качестве жизни. В США смертельно больная парализованная женщина, находясь в сознании, потребовала отключить аппарат искусственного дыхания, поддерживающий ее жизнь. Несмотря на возражения врачей, суд удовлетворил требование пациентки, указав, что было бы жестоко сохранять существование, переполненное болью.

Применительно к пассивной эвтаназии надо добавить, что пациент вправе требовать оказания ему квалифицированной медицинской помощи, но вправе и отказаться от нее (чувствует себя плохо, но в поликлинику не идет; лежит в больнице, но против операции).

Обязанность же лечебного учреждения по оказанию медицинской помощи возникает перед конкретным пациентом в определенном объеме и только после того, когда пациент выразит свое право получить помощь. (Другой взгляд означал бы, что врачи могут ворваться в любую квартиру и со ссылкой на клятву Гиппократа навязать свою помощь.

) В подтверждение этому ст. 33 Основ законодательства об охране здоровья граждан разрешает пациенту отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения, оформив соответствующую запись в медицинской документации. Решение об эвтаназии должно приниматься самим пациентом.

Читайте также:  Недержание кала у лежачего больного

Стоит ли жизнь продолжения – вопрос, который ни одно человеческое существо не может решить за другое.

Поэтому на момент принятия решения гражданин должен быть дееспособным, а также не иметь каких-либо заболеваний, сопровождающихся навязчивой идеей смерти.

Стоит полагать, что если пациент находится без сознания, и ранее не оформил надлежащим образом свое согласие на эвтаназию, то соответствующие меры приняты быть не могут.

Отдельно стоит вопрос об эвтаназии применительно к несовершеннолетнему больному: “Будет ли иметь юридическое значение требование (согласие) несовершеннолетнего на эвтаназию?” Хотя, как уже отмечалось, в настоящее время эвтаназия запрещается, но из содержания ст.

33 Основ законодательства об охране здоровья граждан можно сделать вывод, что родители несовершеннолетнего, не достигшего 15 лет, вправе отказаться от медицинской помощи, необходимой для спасения жизни их ребенка.

Таким образом, следует, что осуществление пассивной эвтаназии по отношению к ребенку возможно. В такой ситуации больничное учреждение имеет право (но не обязанность) обратиться в суд для защиты интересов ребенка.

По действующему законодательству дети до 14 лет обладают элементами дееспособности, приобретают основные права и обязанности через своих законных представителей, за некоторыми исключениями (п. 2 ст.

28 ГК); несовершеннолетние от 14 до 18 лет действуют самостоятельно, но с письменного согласия родителей, усыновителей, попечителей или без согласия последних в предусмотренных законом случаях (п. п. 1, 2 ст.

26, ст. 27 ГК).

Стоит также полагать, что общие правила гражданского законодательства об осуществлении прав несовершеннолетних не могут быть механически перенесены на вопросы эвтаназии. Видимо, в будущий акт об эвтаназии должны быть включены специальные положения, касающиеся несовершеннолетних.

Это объясняется тем, что если при осуществлении других прав и обязанностей детей родители поступают неправомерно, то существуют определенные гарантии для защиты интересов детей (например, признание сделки по отчуждению имущества несовершеннолетнего недействительной, лишение родительских прав за жестокое обращение с детьми и др.

Если бы родители реализовали право на эвтаназию в отношении своего ребенка и их действия в дальнейшем признаны незаконными, то никакие последующие меры не восстановят жизнь ребенка.

https://www.youtube.com/watch?v=DOjN-XRGvgY

Можно предложить следующее решение вопроса об эвтаназии несовершеннолетних. В возрасте до 14 лет вопрос о прекращении жизни не должен ставиться, поскольку малолетний не вполне понимает значение своих действий (решений) и (или) не может руководить ими.

В возрасте от 14 до 18 лет несовершеннолетний самостоятельно решает вопрос о прекращении своей жизни с учетом общих критериев, которые действуют в отношении взрослых пациентов, и письменного согласия его родителей.

Субъекты, санкционирующие законность эвтаназии (консилиум врачей, прокуратура или суд) вправе отложить решение этого вопроса до достижения больным 18-летнего возраста.

Таким образом, учитывая все вышеизложенное, становится ясно, что проблема эвтаназии на данном этапе является очень актуальной и требует серьезной научной и законодательной доработки.

Источник: http://pravo.bobrodobro.ru/109278

Медицинская эвтаназия в России: за и против

С самого начала цивилизации люди бывают подвержены тяжёлыми заболеваниями, не оставляющими в жизни человека места ничему кроме страданий.

Такие беды неотступно сопровождает проблема эвтаназии: далеко не все обладают непреложной волей к жизни, поэтому для тяжелобольных людей часто остаётся важным лишь одно: как избавиться от страданий.

Эвтаназия, при всей своей противоречивости, для многих является самым логичным или же вовсе единственным способом прекратить мучения, которые приносит болезнь. Отношение к эвтаназии неоднозначное практически во всём мире, кроме, пожалуй, наиболее бедных стран.

В любом обществе найдутся противники и сторонники этой операции, и все приведут вполне себе логичные аргументы «за» или «против». В РФ даже добровольная эвтаназия строго запрещена и преследуется Уголовным кодексом, не говоря уже о процедурах, проводимых без согласия пациента.

Лёгкая смерть

Само понятие «эвтаназия» подразумевает под собой этакую лёгкую, безболезненную смерть. Это видно из этимологии термина — с греческого «euthanasia» дословно переводится как «хорошая смерть».

Однако, помимо добровольного ухода из жизни с помощью врача, к этому понятию стоит отнести прерывание жизни пациента, который не способен решать за себя, например детская эвтаназия. В истории можно встретить массу примеров, когда умерщвлялись дети с неправильным развитием, неработоспособные старики, инвалиды, умственно отсталые.

Такой подход широко применяли в древней Спарте или нацистской Германии: считалось, что неработоспособный старик или умственно отсталый ребёнок — только лишние расходы для государства и обуза родственникам.

В нацистской Германии эти принципы считались также способствующими поддержанию чистоты «арийской расы», исходящему из фашисткой политики государства (во время Нюрнбергского процесса подобные действия были названы преступлениями против человечности).

С середины прошлого века тема лёгкой смерти стала как никогда популярной, а добровольная эвтаназия осталась единственно возможной — в современном мире неприемлемо отношение к больным людям и инвалидам как «лишним» или «нежелательным». Проблема эвтаназии ныне подразумевает лишение жизни лишь по воле самого пациента или его ближайших родных.

Всего эвтаназия классифицируется двумя пунктами: пассивная, подразумевающие прекращение поддерживающей жизни терапии и активная, заключающаяся во введении в организм больного смертельной инъекции. Иногда употребляются такие определения, как «метод отложенного шприца» и «метод наполненного шприца», означающие пассивную и активную эвтаназию соответственно. Активный же метод процедуры условно подразделяется на несколько подвидов:

  • эвтаназия проводимая врачом — случай, когда медицинский персонал оказывает акт милосердия к больному, делая смертельную инъекцию или умерщвление другим способом;
  • ассистируемая врачом — доктор оказывает пациенту всяческое содействие в этом деликатном вопросе: снабжает препаратами, даёт подробные указания, развевает сомнения и страхи;
  • без помощи врача — своего рода самоубийство (передозировка лекарством, самовольное отключение аппаратуры поддерживающей жизнь), часто без участия медицинского персонала осуществляется домашняя эвтаназия.

Запреты и моральные аспекты

Правовые аспекты эвтаназии некоторых стран довольно мягки, например, в Нидерландах разрешена и активная и пассивная формы.

В каких-то частях света эвтаназия либо не регулируется вовсе, либо попросту не отслеживается — сюда можно отнести многие страны Африки или Азии, где уровень жизни настолько низок, что содержать нетрудоспособного человека не может ни государство, ни его родные. В мусульманских странах, во многих странах Европы, в частности РФ любые проявления эвтаназии строго запрещены.

Страны в которых эвтаназия разрешена:

  • США — врачи штатов Техас, Вашингтон и Орегон могут осуществлять оба вида эвтаназии. Более 20 штатов разрешают на своей территории прекращение терапии по согласию родственников, в двух штатах допускается детская эвтаназия;
  • в Бельгии и Швеции тяжелобольные пациенты старше 18 лет могут уйти из жизни выразив своё письменное согласие;
  • Дания, Австрия, Норвегии, Германия, Франция, Испания — предусматривают пассивные виды эвтаназии;

В большинстве других стран, за малых исключением, правовые нормы не подразумевают помощь в расставании с жизнью ни в каком виде, и почти всегда преследуются законом. Такой принцип действует в РФ, странах СНГ и всех мусульманских странах.

Вне зависимости от того разрешено ли в стране применение смертельных инъекций или отключения от систем жизнеобеспечения, споры о правильности этого решения в любом государстве возникают на постоянной основе. Чем же руководствуются противники или сторонники такого деликатного подхода? Вот популярные аргументы, которые можно услышать при подобных спорах.

За:

  • возможность избавления от боли и страданий, если это невозможно другим путём — запущенные формы рака, туберкулёза и прочие. При отсутствии перспектив и надежды на избавление от болезни, многие считают справедливым право на эвтаназию пациента, испытывающего сильные болевые ощущения;
  • затраты на содержание безнадёжно больных пациентов — зачастую люди проводят в больницах или на попечении у родных многие годы, уже неспособные вернутся к нормальной жизни. Людям тяжелобольным или вовсе в вегетативном состоянии, мозг которых уже мёртв, требуется постоянный уход или дорогостоящие лекарства. Поддержание жизни безнадёжных лежачих больных в некоторых странах обходится до 34 тыс. долларов в год;
  • для самых запущенных случаев, добровольная эвтаназия — гуманная альтернатива самоубийству, как бы неприятно это не звучало. В условиях низкого уровня здравоохранения РФ на неизлечимо больных пациентов приходится до 32% всех самоубийств;

Против:

  • Злой умысел или корысть — нельзя исключить случаи, когда медицинский персонал или родственники пациента имеют не только альтруистические мотивы. Самый банальный пример — желание получить наследство тяжелобольного родственника;
  • вероятность врачебной ошибки — часто употребляемые в споре аргументы, но очень маловероятные с точки зрения статистики. Подразумеваются здесь возможности неверного диагноза или неправильного лечения, что способствует дополнительным страданиям или отнимает у больных перспективу на исцеление. Всё это может заставить человека или его близких принять неверное решение об умерщвлении;
  • религиозные мотивы — подавляющее большинство мировых религий считают абсолютно недопустимыми такие операции. Проблема эвтаназии, с точки зрения православия или ислама — самое обычное убийство, даже если пациент просит об этом сам, испытывая невероятные мучения;
  • детская эвтаназия — несправедлива с точки зрения морали, ведь никогда нельзя предугадать с абсолютной точностью как будет протекать развитие ребёнка, возможно ли будет ему оказать необходимый комплекс медицинских мероприятий и насколько сильна впоследствии проявится его тяга к жизни, несмотря на болезнь или инвалидность.

Эвтаназия в России

В России эвтаназия строго запрещена в любом её проявлении. Осуществление подобных процедур, помощь в них, склонение к самоубийству и даже консультация по таким вопросам тяжелобольных могут преследоваться Уголовным кодексом РФ. Это правило регулируется статьёй 45 Основ законодательства РФ, которая так и называется «О запрещении эвтаназии».

Она запрещает как и активное содействие в уходе из жизни, так и прекращение поддерживающей терапии для больного, неоказание помощи.

Кроме того, УК предусматривает наказание и за склонение лица к добровольному уходу из жизни, термин «доведение до самоубийства» никак не смягчается тем, что лицо испытывает страдания или боль, не имеет шансов на излечение.

Несмотря на такую строгую политику, в некоторых случаях есть возможность применения пассивной эвтаназии, а конкретней — прекращение искусственного поддержания жизни. Например, дееспособное лицо старше 18 лет может отказаться от оказания любой медицинской помощи, включая даже поддерживающей жизнь терапии.

Для этого в медицинском учреждении заполняется специально предусмотренная форма, о чём должен свидетельствовать как минимум один посторонний человек.

Правило это действует даже тогда, когда без медицинской помощи невозможно дальнейшее существование пациента, а значит — врачи обязаны прекратить поддержание жизни искусственным путём и «выписать» смертельно больного пациента.

Жизнь человека — в его собственных руках, а это зачастую стоит очень многого. Поэтому любому человеку стоит очень серьёзно подумать о необходимости таких радикальных мер, как эвтаназия.

За и против такого подхода аргументы могут выглядеть сколько угодно убедительными, но право выбора должно всегда должно оставаться за пациентом и исходить лишь из его собственных интересов.

Как нет неизлечимых х болезней, так и нет причин опускать руки даже для, казалось бы, самых безнадёжных больных. Цените жизнь свою и своих близких.

Источник: http://PrivivkaInfo.ru/inekciya/evtanaziya-za-i-protiv.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector