Система долговременного ухода за пожилыми людьми

В россии появится система ухода за пожилыми и инвалидами

Система долговременного ухода за пожилыми людьми

В России разработают концепцию долговременного ухода за людьми пожилого возраста и инвалидами, которая будет включать в себя медицинскую помощь и социальное сопровождение. Такое поручение сделала вице-премьер Ольга Голодец на заседании Совета при Правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере.

Как отметила вице-премьер, 30 – 50 лет назад тема ухода за людьми старшего возраста не стояла в нашей стране так остро. “Сейчас каждый год мы наблюдаем рост продолжительности жизни. В 2013 году преодолен значимый порог в 70 лет, что по международной статистике отделяет страну одного качества жизни от страны другого качества жизни”, – отметила Голодец.

В Костромской области открылись курсы переподготовки пенсионеров

Она добавила, что всего в мире 55 стран, где средняя продолжительность жизни выше 70 лет.

В России сейчас она составляет уже 72,5 года, есть регионы, где она значительно выше. Например, в Ингушетии, где люди мало употребляют алкоголя и ведут в основном традиционный образ жизни.

Там этот показатель “перешагнул” через планку в 80 лет. Населению Москвы до достижения этого показателя не хватает всего несколько лет.

Вместе с тем, конечно, есть регионы, где люди живут меньше, чем в среднем по России. В основном это касается Дальнего Востока, в частности Еврейского автономной области и Амурской области.

Всего в России живут 13,37 миллиона людей старше 70 лет. Часть из них требуют дополнительного ухода и специального сопровождения, отметила Ольга Голодец. “Наша задача сформировать систему профессионального ухода за старшим поколением”, – сказала она.

В России уже свыше 13 миллионов людей старше 70 лет, их число в дальнейшем будет постоянно расти

По словам директора благотворительного фонда помощи пожилым людям и инвалидам “Старость в радость” Елизаветы Олескиной, сейчас в нашей стране с уходом за пожилыми и инвалидами не все благополучно. Этим занимаются разные службы, они разрозненны.

Система комплексного долговременного ухода начала выстраиваться в мире 30 лет назад, отметила Олескина. Как и другим странам, России первоначально надо определить, сколько людей нуждается в помощи, какие источники финансирования можно привлечь, а также как будет соотноситься помощь в учреждениях и на дому, семейная и профессиональная. Потом должны быть разработаны стандарты.

Как вернуть накопления, оказавшиеся в чужом пенсионном фонде

“В России система работает разрозненно, – говорит Елизавета Олескина. – Каждый элемент на себе зациклен.

Пример: государство оказывает высокотехнологическую медицинскую помощь, делает сложные дорогостоящие операции, но нет налаженной системы реабилитации пациентов, их выхаживания. И это делает операции бессмысленными”.

Человека выписывают домой после операции, и старания врачей часто идут насмарку, а деньги, вложенные в операцию, оказываются потраченными напрасно: человек умирает или становится глубоким инвалидом только от того, что не получил должного профессионального ухода.

Ольга Голодец поручила проработать вопрос по выбору пилотных регионов по реализации комплекса мер по долговременному уходу и разработать техническое задание по внедрению “пилотов”. Система помощи и реабилитации коснется как минимум трех миллионов человек.

Источник: https://rg.ru/2017/09/20/v-rossii-poiavitsia-sistema-uhoda-za-pozhilymi-i-invalidami.html

Сто миллионов на долговременный уход за пожилыми

100 миллионов: много или мало?

В «НП» обратились коллеги из других изданий с просьбой прокомментировать событие. Почему-то возник вопрос о том, что сумма мала.

Разберемся. Первое. 100 миллионов рублей заложены в бюджет РФ на 2018 год. Это не подарок и не благотворительная акция, это шаг власти навстречу активным действиям общества, в данном случае Лизы Олескиной и ее товарищей по фонду «Старость в радость», Нюты Федермессер – фонд помощи хосписам “Вера”и многим сотням неравнодушных людей.

Второе. Средства выделены на создание системы – «системы долговременного ухода за пожилыми людьми», как прямо и сообщил министр труда и социальной защиты Максим Топилин на заседании Совета при правительстве РФ по попечительству в социальной сфере.

Таким образом, средства заложены не на решение абсолютно всех проблем, связанных с людьми старшего возраста, а именно на основу, базу системы. От этого очень многое зависит: будет ли система эффективной.

– Лиза Олескина говорила о том, что должна быть дорожная карта по долговременному уходу, мы ее со всеми согласовали, я ее подписал, она готова, — сказал министр, как сообщил портал «Милосердие.ру».

В скобках. Разберемся, что такое «дорожная карта». Само выражение пришло к нам в последние лет десять, это калька с английского, оно означает «план работы», «маршрут».

Любителей русского языка коробит такая лексика, как и многочисленные англицизмы, а заодно и бесконечные «активности».

Но если не ворчать, а порадоваться, то увидим, что за этими иной раз непонятными или режущими слух словами прячутся неплохие новости.

Например, то, что финансирование проекта может начаться уже в январе.

На что выделены средства

– Система долговременного ухода существует во всем мире. Цель этой системы – создание людям, нуждающимся в помощи, условий для максимально долгого, активного, самостоятельного и достойного проживания.

Такая система позволит снять крайнюю степень стигматизации старости, уменьшит страх старости, — говорит Лиза Олескина, напомним – директор Благотворительного фонда «Старость в радость», как пишет «Милосердие.

ру».

По ее словам, состоит эта система во всех странах из одних и тех же элементов.

– Это расчет потребности, скольким людям нужна помощь, это понимание финансовой модели в зависимости от распределения количества людей, которые будут получать помощь в учреждении или на дому, это меры поддержки семей, которые сами ухаживают за пожилыми родственниками, это подготовленные кадры. Система сочетает и медицинскую, и социальную помощь, – объяснила Лиза основы, по которым будет выстраиваться долговременная помощь пожилым.

«Новый пенсионер» от души поздравляет Лизу Олескину и фонд «Старость в радость» с победой!

Надеемся, что ваши начинания будут реализованы со всей возможной эффективностью.

С уважением и (застенчиво) с любовью,

Ваши «Новые пенсионеры»

На фото: Нюта Федермессер (фонд “Вера”) и Лиза Олескина (фонд “Старость в радость”) / Фото “Новый пенсионер”

Источник: https://www.pencioner.ru/news/sotsialnye-programmy/sto-millionov-na-dolgovremennyy-ukhod-za-pozhilymi/

Людей, которым нужна система долговременного ухода, в 3 раза больше, чем кажется

Как и зачем создавать в России систему долговременного ухода рассказывает управляющий группой компаний Senior Group Алексей Сиднев

26 июля состоялась встреча Владимира Путина с социально ориентированными НКО. По ее итогу президент составил перечень поручений для представителей власти. В том числе до 30 октября 2017 года Правительство РФ должно разработать комплекс мер по созданию системы долговременного ухода за гражданами пожилого возраста и инвалидами.

Такая система будет включать в себя «сбалансированные социальное обслуживание и медицинскую помощь на дому, в полустационарной и стационарной форме с привлечением патронажной службы и сиделок, а также по поддержке семейного ухода».

Как работают подобные системы в других странах? И что необходимо для создания системы долговременного ухода?

Прежде всего, важно определить участников системы, которым будет оказываться помощь. С одной стороны, это те, кто частично или полностью не может обслуживать себя самостоятельно. С другой – семьи, где проживают люди с определенной степенью зависимости, сообщества, которые помогают тем, у кого есть потеря функциональности.

Вторую категорию многие недооценивают, но при этом оставлять без помощи тех, кто оказывает уход, нельзя.

Такая помощь должна быть эффективной и целесообразной.

Сейчас в России семьи получают пособие в размере 1200 рублей, если самостоятельно ухаживают за зависимым человеком. Во-первых, эта сумма не компенсирует затраты семьи, а во-вторых, вне зависимости от размера пособия, сам факт такой выплаты будто поощряет людей «переквалифицироваться в сиделок». Ведь в случаях, когда часов ухода требуется много, кто-то из членов семьи вынужден уволиться.

Примерно через полгода человек начнет терять квалификацию. От этого не выигрывает ни он сам, ни государство. Поэтому семьи безоговорочно нужно рассматривать как полноправных участников системы.

Таким образом, количество людей, нуждающихся в системе долговременного ухода, гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. При этом опыт показывает, что официальные цифры меньше реальной потребности в 2-2,5 раза. В одном из регионов, где решили установить настоящее количество людей, нуждающихся в помощи, в результате обхода квартир выяснили, что таких людей в три раза больше, чем заявлено.

Можно себе представить, о каком количестве идет речь, если только пожилых людей, которым нужны места в специализированных учреждениях, сегодня в России 630 тысяч, по данным НП «Мир старшего поколения».

Фото с сайта nation-news.ru

Аналитики фонда «Старость в радость» провели исследование и посмотрели, как работают системы долговременного ухода более чем в ста странах мира. Оказалось, что кроме Африки и России, подобные системы есть в большинстве государств, в том числе в Республике Беларусь и странах Восточной Европы.

Иными словами, объем средств в бюджете не является определяющим фактором при создании системы долговременного ухода. Этот процесс требует денежных вливаний, но ряд стран беднее России все же успешно справились с данной задачей, понимая, что наличие системы необходимо для увеличения продолжительности жизни граждан и повышения ее качества в целом.

Итак, что нужно для создания в стране системы долговременного ухода?

На мой взгляд, данная система состоит из пяти основных элементов:

  • выявление реальной потребности в уходе;
  • создание реестра нуждающихся в помощи;
  • организация межведомственного взаимодействия;
  • типизация, маршрутизация, стандартизация;
  • финансирование.

Помимо этого необходима также подготовка квалифицированных кадров, развитие надомного и стационарного обслуживания, поддержка семей и прочее.

О первом элементе системы – выявлении реальной потребности граждан в уходе, уже говорилось выше.

Второй элемент – создание реестра нуждающихся, в котором будет информация, что в таком-то субъекте проживает столько-то людей, которые не могут обслуживать себя самостоятельно. В этом серьезно могут помочь технологии блокчейн, которые позволят собирать данную информацию и делать ее доступной тем, кому она нужна.

Для чего необходимо создание реестра? Это позволит правильно организовать межведомственное взаимодействие – третий элемент системы.

Сейчас за социальными услугами человек должен обращаться в органы соцзащиты, за медицинскими – в медицинские учреждения и так далее. Домой может приходить и социальный работник, и медсестра. Это зависит от потребностей и состояния нуждающегося человека. А если оно ухудшилось?

Эти специалисты не согласуют свои действия с учетом изменившего самочувствия подопечного, потому что между ними не налажена коммуникация.

Или, к примеру, если человека выписывают из больницы после инсульта, в идеале ему должны организовать реабилитационный период дома, потому что восстановление после инсульта длительное. Но кто должен это сделать?

Функции больницы заканчиваются за ее стенами, после выписки человек заботится о своем здоровье сам. Если бы существовала система долговременного ухода, в которой было бы налажено межведомственное взаимодействие, то сразу после выписки к человеку пришел бы социальный работник, который объяснил, какие процедуры необходимо выполнять, какой соблюдать режим и прочее.

Таким образом, для человека будет работать одна точка входа, это значит, что он больше не должен будет сновать между учреждениями и ведомствами.

Специалисты сами станут обмениться информацией, которая им необходима для оказания комплексной помощи нуждающемуся.

Четвертый элемент системы включает в себя сразу несколько понятий, тесно связанных между собой – типизация, стандартизация, маршрутизация. В чем их суть?

Смысл типизации в том, что все нуждающиеся в долговременном уходе люди должны быть сгруппированы по принципу объема помощи, которая им необходима. Должно быть четко зарегламентировано, что нужно делать для каждой из групп, сколько часов помощи выделять и так далее.

Сегодня же часто в домах-интернатах пребывают люди, которые при оказании им минимальной помощи, могли бы проживать дома, и наоборот, тяжелозависимые находятся дома, хотя должны быть в стационаре.

Или в учреждении в одном отделении могут лежать самостоятельные и зависимые люди, с деменцией и когнитивно сохранные.

Во-первых, это не гуманно, а во-вторых, подходы к организации им помощи должны быть разные. Происходят же такие ситуации именно из-за отсутствия типизации.

Когда тип помощи, которая необходима зависимому человеку, определен, нужно четко понимать весь его маршрут – это маршрутизация. Тем, кому требуется минимальный уход, следует организовать его дома. Или пример с выпиской из больницы после инсульта, когда человеку необходима реабилитация. Кто и где ее будет осуществлять?

Фото с сайта nation-news.ru

Сегодня маршрут такого человека не очевиден, потому что нигде четко не прописан, а при этом в нем не должно быть пробелов и дыр.

Стандартизация важна, так как должны быть сформулированы нормы: какая конкретно помощь нужна каждой группе, сколько часов помощи, по каким протоколам и стандартам?

Например, сколько медсестер должны работать в том или ином отделении в стационаре, сколько сиделок, на скольких подопечных? Сегодня в учреждениях есть лишь штатное расписание, но количество специалистов, которые должны работать в одну смену, нигде не указано.

Пятый, заключительный, элемент системы – финансирование. На этапе планирования системы долговременного ухода встает вопрос – помогать всем нуждающимся или только малоимущим?

Мировой опыт говорит о том, что эффективнее помогать всем.

Ограничения в оказании помощи лишь приводят к злоупотреблениям, когда богатый прикидывается бедным, а бедному нужно потратить много сил и времени, чтобы доказать свое право на помощь.

При этом важно позволять тем, кто готов, доплачивать за комфорт. Более того ФЗ 442 «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» предусматривает такую возможность.

Для отладки системы понадобится запустить пилотные проекты в нескольких регионах. Эта задача также входит в перечень поручений президента.

Чем раньше власти приступят к созданию системы долговременного ухода, тем скорее она заработает.

И все участники системы, а именно бизнес, НКО, государственные структуры, чьи задачи часто симметричны, наконец, заиграют по одним правилам, которые будут созданы в интересах людей, нуждающихся в уходе, и их семей.

Источник: Милосердие.ru

Источник: https://www.seniorgroup.ru/about/media/lyudey-kotorym-nuzhna-sistema-dolgovremennogo-ukhoda-v-3-raza-bolshe-chem-kazhetsya/

Правительству предложат создать систему долговременного ухода

Совет при правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере предложил создать в стране систему долговременного ухода за гражданами пожилого возраста и инвалидами. Она должна объединить разрозненные медицинские услуги и социальное сопровождение нуждающихся граждан. Проект уже запущен в шести регионах. 20 сентября концепцию представят вице-премьеру Ольге Голодец.

Проблема ухода за пожилыми и инвалидами будет рассмотрена на заседании совета, которое пройдет в Центре гериатрического ухода и реабилитации «Малаховка». 

Сейчас медицинские и социальные услуги разрознены, предоставляются по заявительному принципу, и значительная часть нуждающихся в помощи остаются за бортом.

Вопросы долговременного ухода в случае болезни или инвалидности граждан ложатся на плечи родственников и знакомых.

Даже в домах престарелых часто не оказывается профессиональная помощь, что сокращает жизнь проживающих там пенсионеров и значительно ухудшает ее качество.

Читайте также:  Пролежни у ребенка: причины, осложнения, лечение и профилактика

— У нас есть социальная защита, медицинская помощь, пенсионные фонды, досуговые центры. Но все эти сегменты работают в основном внутри себя и сами на себя, — пояснила «Известиям» директор благотворительного фонда «Старость в радость» Елизавета Олескина.

По ее словам, в стране не существует корректных данных, скольким людям требуется долговременный уход, сколько пожилых людей нуждаются в патронаже на дому, сколько семей необходимо поддерживать.

Нет релевантной статистики, какое число пожилых людей могло бы посещать дневные досуговые центры, сколько пациентов нуждается в реабилитации после лечения.

Огромная группа граждан практически не подпадает ни под какие категории социальной помощи — это родственники и соседи больных и пожилых людей, оказывающие реальный уход.

— Государство должно начать их видеть, поддерживать и создавать для них благоприятную среду.

Родственники, которые много лет в одиночку справляются с тяжелыми обязанностями по уходу, со временем, увы, тоже начинают нуждаться в социальной и медицинской помощи.

Во всем мире считается, что поддержать гораздо дешевле, чем получить нового тяжелого больного в систему государственной помощи, — отметила Елизавета Олескина.

Совет при правительстве обсуждает вопросы создания системы долговременного ухода за нуждающимися в посторонней помощи людьми, которая будет направлена на поддержку самого высокого качества жизни. Речь идет не только о лежачих больных, интернатах и сестринском уходе. Необходима помощь пожилым людям, проживающим у себя дома.

— Мы, уверены, что пожилой человек имеет право жить дома и ему нужны более широкие меры поддержки, чем два прихода соцработника в неделю, — отметила Елизавета Олескина. — Следует разработать огромный комплекс важнейших мероприятий: это и единые стандарты ухода, и критерии оценки системы долговременного ухода, и подготовка кадров, и пересмотр штатных расписаний, и улучшение инфраструктуры.

Готовность к участию в пилотном проекте выразили шесть регионов: Рязанская, Новгородская, Волгоградская, Костромская, Тверская и Псковская области. Каждый исследует собственную модель системы долговременного ухода, которая кажется ему наиболее пригодной.

В Рязанской области проект «Модернизация системной помощи домам-интернатам для престарелых и инвалидов» реализуется с начала 2017 года. Это совместная инициатива благотворительного фонда «Старость в радость» и правительства региона, при котором создана межведомственная комиссия с участием волонтеров, бизнес-сообщества, представителей научной среды.

— В шести интернатах региона проживают в общей сложности около 800 человек, — рассказал «Известиям» министр социальной защиты населения Рязанской области Денис Боков. — Мы внедрили новые технологии для более качественного ухода, привлекли дополнительных специалистов.

Со всеми руководителями и медперсоналом учреждений провели обучающие семинары с участием специалистов из Москвы и Германии. Провели медобследование 185 человек, организовали их лечение. Выстроили системную работу с волонтерами. Во всех интернатах выполнили ремонт жизненно важных помещений для маломобильных граждан.

Наладили работу с родственниками, помогающую установить утраченные связи.

Сейчас в Совете при правительстве по вопросам попечительства в социальной сфере решается вопрос о реализации долгосрочного пилотного проекта, опыт которого будет масштабирован на всю страну.

— Мы должны по поручению президента (от 24 августа 2017 года) за три года выстроить жизнеспособную гибкую модель системы долговременного ухода, которая будет применима к очень разным особенностям регионов, к разной демографической и экономической ситуации, разной географии, — уточнила Елизавета Олескина.

Совет будет рекомендовать зампредседателя правительства РФ Ольге Голодец дать поручение Министерству здравоохранения и Министерству труда и социальной защиты разработать комплекс мер по созданию системы долговременного ухода, ее концепции, нормативно-правовой базы.

Источник: https://iz.ru/647869/valeriia-nodelman/pravitelstvu-predlozhat-sozdat-sistemu-dolgovremennogo-ukhoda

Татьяна Голикова провела заседание Совета по вопросам попечительства в социальной сфере

20 июля 2018 18:00

Обсуждались перспективы появления в России концепции активного долголетия, а также система долговременного ухода за пожилыми людьми и инвалидами.

Открывая заседание, Заместитель Председателя Правительства Татьяна Голикова отметила особую актуальность рассматриваемых вопросов и напомнила, что в послании Президента поставлена задача по повышению ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет к 2024 году и до 80 лет к 2030 году.

Вице-премьер обратила внимание на то, что за счёт реализации широкого комплекса демографических мер ожидаемая продолжительность жизни россиян за прошедшие шесть лет выросла на 2,46 года – с 70,24 до 72,7 года.

По словам Татьяны Голиковой, увеличение продолжительности жизни меняет структуру населения страны – увеличивается доля людей старшего поколения. Так, по данным Росстата, в 2017 году доля лиц старше трудоспособного возраста составляла 25% (36,7 миллиона человек), а к 2025 году, согласно прогнозу Росстата, этот показатель может достичь 27,5% (40,3 миллиона человек).

«Складывающаяся демографическая ситуация ставит новые задачи и цели перед государством и обществом, направленные не только на обеспечение основных потребностей граждан старшего поколения, но и на создание условий для их активного участия в политической, социальной и других сферах деятельности общества», – подчеркнула Татьяна Голикова.

Вице-премьер рассказала, что национальным проектом «Демография», на мероприятия которого планируется направить из федерального бюджета почти 3,6 трлн рублей, предусмотрен комплекс мер системной поддержки и повышения качества жизни граждан старшего поколения.

В частности, федеральный проект «Старшее поколение» предполагает приведение в соответствие социальной инфраструктуры, внедрение современных международных принципов поддержки пожилых граждан и продления их здоровой жизни. Одна из ключевых задач – интеграция медицинской и социальной составляющей, направленная на приближение помощи к пожилым людям, поддержку занятости и всесторонней социальной активности граждан старших возрастов.

Татьяна Голикова отдельно добавила, что государство продолжит развивать направление гериатрической медицинской помощи, в том числе создавать в медицинских организациях гериатрические отделения и готовить врачей-гериатров.

Помимо прочего, демографические тенденции ставят перед Правительством задачу создания организационной и материальной инфраструктуры долговременного ухода за пожилыми гражданами и инвалидами, а также помощи семьям, которые столкнулись с необходимостью длительного ухода за близким человеком.

В 2017 году Правительство утвердило комплекс мер по созданию системы долговременного ухода за гражданами пожилого возраста и инвалидами, включающий социальное обслуживание и медицинскую помощь на дому, а также в полустационарной и стационарной форме с привлечением патронажной службы и сиделок.

Комплексом мер предусмотрено совершенствование механизмов межведомственного взаимодействия медицинских организаций и организаций социального обслуживания, в том числе синхронизация информационных систем в сфере социальной защиты и охраны здоровья граждан, подготовка предложений по созданию новых технологий, включая развитие патронажных служб и иных стационарозамещающих технологий.

«Создание системы долговременного ухода за гражданами пожилого возраста и инвалидами в целом требует изменения подходов к организации социального обслуживания и медицинской помощи, детального описания этих технологий, их нормирования, координации их внедрения в каждом конкретном регионе при непосредственном регулярном участии специалистов федерального уровня», – отметила Татьяна Голикова.

В настоящее время пилотный проект по созданию системы долговременного ухода за гражданами пожилого возраста и инвалидами реализуется в шести регионах (Волгоградская область, Костромская область, Новгородская область, Псковская область, Рязанская область, Тульская область) на территории 12 муниципальных образований.

«К 2022 году систему долговременного ухода за гражданами пожилого возраста и инвалидами предполагается внедрить во всех 85 регионах нашей страны», – заявила вице-премьер и добавила, что уже с 2020 года на эти цели из федерального бюджета запланировано выделять средства в размере 2,1 млрд рублей ежегодно.

По итогам заседания принято несколько решений.

В частности, на базе Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» будет создана рабочая группа для экспертной разработки концепции «Активное долголетие в Российской Федерации».

В состав рабочей группы войдут члены Совета при Правительстве Российской Федерации по вопросам попечительства в социальной сфере, представители экспертного сообщества и органов исполнительной власти.

Министерству труда и социальной защиты совместно с Агентством стратегических инициатив поручено разработать комплекс мер по информационному и просветительскому продвижению концепции активного долголетия, а также по поддержке и развитию местных форм вовлечения пожилых людей в активный образ жизни.

Вице-премьер также поручила Минтруду, Минздраву, Минэкономразвития, АСИ с привлечением представителей социально ориентированных некоммерческих организаций и экспертного сообщества согласовать механизм дальнейшей реализации пилотного проекта по созданию системы долговременного ухода за гражданами пожилого возраста и инвалидами на период 2019–2021 годов.

Ещё одно решение по итогам заседания касается подготовки профессиональных кадров для патронажных служб, осуществляющих уход за пожилыми людьми. В частности, Татьяна Голикова поручила Минтруду и Минздраву разработать нормативные акты, способствующие внедрению в системе социального обслуживания профессии помощника по уходу (сиделки), включая профессиональный стандарт.  

Также Минтруду совместно с заинтересованными федеральными органами, с привлечением Благотворительного фонда помощи пожилым людям и инвалидам «Старость в радость» поручено подготовить предложения в части продолжения участия фонда в пилотном проекте по созданию системы долговременного ухода за гражданами пожилого возраста и инвалидами.

Источник: http://government.ru/news/33334/

Система долговременного ухода за пожилыми людьми действует в Центре “Берегиня”

Особенностью современной демографической ситуации в мире является тенденция увеличения продолжительности жизни и рост доли населения старше трудоспособного возраста. В связи с этим в обществе весьма актуальной является проблема оказания социальной помощи, поддержки пожилым людям. Эту проблему можно рассматривать с двух сторон.

С одной стороны – это приводит к повышению общего количества потребления социальных услуг, с другой – у людей старшего поколения появляется потребность в качественно новых услугах. В современном мире у граждан старшего поколения происходит постепенная переориентация к активному включению в общественную жизнь.

Пожилые люди отдают предпочтение формам и методам социального обслуживания, позволяющим развивать физическое здоровье, интеллектуальные способности, поддерживать психоэмоциональное и духовное состояние в равновесии. В этих условиях традиционные формы обслуживания людей старшего поколения становятся недостаточными.

Созданию условий для качественных социальных изменений служат инновационные социальные технологии.

Наиболее активное развитие в Забайкальском крае получила сеть нестационарных учреждений социального обслуживания пожилых людей и инвалидов, поскольку их деятельность максимально приближена к реальным нуждам граждан старшего поколения и направлена на сохранение и развитие социальной инфраструктуры по оказанию помощи и услуг, предоставление новых форм и видов социального обслуживания населению.

Создание условий для здоровья, безопасной и достойной старости, обеспечение людям старшего поколения и инвалидам возможности для независимости, участия, реализации внутреннего потенциала определяют основные направления деятельности ГУСО «Черновский комплексный центр социального обслуживания населения «Берегиня» Забайкальского края в интересах граждан старшего поколения. Данные направления рассматриваются как система долговременного ухода, направленная на обеспечение качественных условий жизни каждому  человеку, не справляющемуся с самостоятельным уходом.

Приоритетной формой долговременного ухода в нестационарных условиях является предоставление  социальных услуг на дому. По-прежнему эта форма обслуживания остается самой востребованной и экономически выгодной. К настоящему времени данная технология повсеместно распространилась в Забайкальском крае, достаточно хорошо отработана,  и перешла в разряд традиционных.

Наряду с традиционными формами социального обслуживания разрабатываются и внедряются инновационные технологии. Одной из таких технологий долговременного ухода в ГУСО «Черновский комплексный центр социального обслуживания населения «Берегиня» Забайкальского края являются услуги сиделок.

Услуги сиделок на дому – это набор услуг, предусмотренных реестром услуг сиделок по уходу, которые предоставляются на постоянной или временной основе гражданам старшего поколения и инвалидам, частично или полностью утратившим способность к самообслуживанию и требующим постоянного постороннего ухода.

В отличие от действующей системы обслуживания на дому услуги сиделок предоставляются людям, которые не могут в течение дня оставаться одни без посторонней поддержки. Им необходима помощь в приеме пищи, лекарств, одевании, проведении гигиенических процедур.

В то же время для пожилых людей важно оставаться в привычной домашней среде, а не в условиях социального или медицинского учреждения.

Реестр услуг сиделок включает 29 видов различных социальных услуг. На его основе сформировано и утверждено 5 наборов услуг. Они различаются не только по времени, но и по количеству и ассортименту предоставляемых услуг.

Необходимость в конкретном наборе услуг определяется на основе обследования социально-бытового положения человека, оценке его нуждаемости в услугах сиделок и медицинского заключения о наличии показаний к предоставлению этих услуг.

Другой дополнительной мерой социальной поддержки для людей старшего поколения и инвалидов стало внедрение новой услуги «тревожная кнопка». Услуги «тревожная кнопка» – это технология предоставления системы экстренной социально помощи пожилым людям и инвалидам.

Услуга «тревожная кнопка» рассчитана, в первую очередь, на защиту и поддержку одиноких людей, а также тех, кто в течение дня остается один, когда их родные уходят на работу.

Наличие «тревожной кнопки» не требует присутствия постороннего, однако внушает чувство безопасности, ощущение, что помощь всегда рядом, а это очень важно для людей старшего поколения и с ограниченными возможностями здоровья.

Еще одним направлением долговременного ухода в ГУСО «Черновский комплексный центр социального обслуживания населения «Берегиня» Забайкальского края является организация Центра активного долголетия.

Социальные услуги в Центре активного долголетия предоставляются людям старшего поколения и с ограниченными возможностями здоровья в дневное время в полустационарной форме социального обслуживания.

Основные направления деятельности Центра это: социальное партнерство; социальный туризм; школа безопасности, физкультурно-оздоровительные и спортивные мероприятия; компьютерная грамотность, через реализацию программы «Новые горизонты»; психологическая помощь и поддержка; социо-культурные мероприятия.

В 2018 году социальные услуги получили более 60 человек. Многие всерьез увлеклись занятиями физкультурой. Особой популярностью среди посетителей стали занятия в тренажерном зале под руководством инструктора по физической культуре Светланы Панасюра.

Одним из востребованных сегодня направлений социокультурной реабилитации граждан старшего поколения является туротерапия, в основу которой положены туристские и экскурсионные виды деятельности. За текущий год организовано более 40 выездов, в которых приняли участие 236 человек.

Социальный туризм для пожилых –  это новая форма обслуживания, направленная на сохранение здоровья, организации правильного и полезного отдыха, расширения круга общения по интересам, повышение работоспособности организма.

В учреждении разработана и реализуется программа  «Туризм как средство активной жизни»  по следующим видам:

  • изучение культуры Забайкальского края,
  • лечебно-оздоровительный туризм,  
  • экологический туризм;
  • православный туризм.

С  2015 года внедрена технология «Хайкинг» – пеший туризм. Это неспешная, длительная прогулка в лесу, в ходе которой можно любоваться окружающей природой.

Традиционными прогулками и наиболее популярными стали посещение национального парка «Алханай» и минерального источника «Молоковка»,  в ходе которых участники могут любоваться красотами окружающей природы, дышать свежи воздухом, делиться своими познаниями местной флоры и фауны, просто беседовать на отвлеченные темы, что само собой очень важно и нужно. Во время прогулок люди старшего поколения отвлекаются от проблем, заряжаются друг от друга позитивом и прекрасным настроением, восполняют дефицит общения и понимания.

Читайте также:  Операция на пролежни: показания, методология, восстановление

Источник: http://www.xn--80aaaac8algcbgbck3fl0q.xn--p1ai/news/sistema-dolgovremennogo-uhoda-za-pojilymi-lyudmi-deystvuet-v-centre-quotbereginyaquot/

Социальная проблема. Как государство хочет изменить уход за пожилыми

На днях президент поручил разработать «систему долго­временного ухода за гражданами пожилого возраста» и заложить на неё деньги в федеральном бюджете на 2018-2020 годы.

Идея изменить систему ухода за пожилыми родилась после встречи главы государства с представителями социальных некоммерческих организаций. Тогда Путин прямо сказал: государство «не уделяет этой проблеме должного внимания».

Сложно ли попасть в дом престарелых?

Сегодня семья, в которой пожилой человек становится немощным, остаётся один на один с этой бедой. Приходится делать сложный выбор: уволиться с работы, нанять сиделку или отдать близкого в дом престарелых, об одном упоминании о котором старику становится плохо.

«Это большая нерешённая социальная проблема, – признаёт директор организации «Новый пенсионер» Елена Шахова.

– ПФР даёт выплату неработающим за уход за пожилыми, но она мала и не может компенсировать заработок (см. инфографику). Услуги сиделок дороги и многим не по карману.

Если государство, как планируется, начнёт помогать семьям в уходе на дому, это будет чуть ли не в 7 раз дешевле, чем содержать пожилого в доме престарелых, – об этом свидетельствуют расчёты многих экспертов.

Не говоря уже о душевном комфорте людей.

Сегодня санитарка, ухаживающая за полулежачими или лежачими, должна по норме обслужить 12 человек, а в реальности часто получается по 20-25 больных.

При этом попасть в государственный дом престарелых (обычно за него пенсионеры отдают 75% своей пенсии) непросто, очереди большие». По данным Мин­труда РФ, на 1 января 2017 г.

в стране было 1277 стационарных организаций соцобслуживания, а своей очереди туда ждали 9,2 тыс. человек.

Как же государство планирует изменить ситуацию? Во-первых, в ближайшие 3 года должно быть построено 100 новых интернатов и домов престарелых на 17 тыс. мест, 51 здание реконструировано и 500 капитально отремонтировано. «По предварительным данным, объём финансирования в 2018-2022 гг. составит 43,6 млрд руб.», – сообщил министр труда и соцзащиты Максим Топилин.

Во-вторых, к 30 октября 2017 г. должна быть разработана «система долговременного ухода за гражданами пожилого возраста и инвалидами, включающая соцобслуживание и медпомощь на дому, в полустационарной и стационарной форме, с привлечением патронажной службы и сиделок, а также по поддержке семейного ухода» – так это изложено в официальном документе.

«Новая система долговременного ухода должна решить проблемы, с которыми мы сейчас сталкиваемся, – говорит руководитель благотворительного фонда помощи пожилым людям и инвалидам «Старость в радость» Елизавета Олескина, идею которой и поддержал президент.

– У нас часто, пока человек сам не обратится за помощью, государство его «не видит». Из-за этого многие люди, особенно одинокие, остаются без всякой помощи.

При этом часто бывает, что пожилые оказываются в домах престарелых, или, если у них деменция, в психбольницах, или психоневрологических интернатах. Многие хотели бы остаться дома, тем более что у них есть родственники, готовые ухаживать.

Таким семьям просто нужна помощь: в обучении по грамотному уходу, переустройству жилья для жизни на коляске, финансовая – по оплате сиделки.

Исправлять надо и положение дел в домах престарелых. Нередко находящиеся там неходячие пожилые люди по­просту не могут оформить инвалидность, потому что для этого надо обойти кучу инстанций. В результате они не получают положенные им коляски и подгузники.

В самих учреждениях сотрудники зачастую имеют устаревшие представления о том, как надо ухаживать за пожилыми. В ближайшие 3 года мы будем проводить апробацию новой системы долговременного ухода в 6 субъектах Федерации. Важно создать несколько моделей, учитывая разную специфику регионов, чтобы потом создать такую систему по всей стране.

Бабушки и дедушки – это те, благодаря кому мы живём. И в наших силах сделать их дни радостнее».

источник

Источник: https://mypensiya.mirtesen.ru/blog/43961779425

В россии тестируют систему долговременного ухода за инвалидами и пожилыми людьми

Совет по вопросам попечительства в социальной сфере при правительстве России предложил создать систему долговременного ухода за инвалидами и пожилыми людьми, сообщают «Известия». Эта система объединит различные медицинские и социальные услуги. Пилотный проект запущен в 6 регионах РФ, в будущем его опыт планируется масштабировать на всю страну.

В настоящее время инвалиды и пожилые люди получают медицинские и социальные услуги, которые предоставляются по заявительному принципу и довольно сильно разрознены.

Значительная часть людей, которые в них нуждаются, не могут получить доступ к таким услугам. В случае болезни или инвалидности человека вопросы долговременного ухода приходится решать родным и близким, соседям и знакомым.

При этом в стране существуют различные государственные структуры, которые, в принципе, должны оказывать такие услуги.

«У нас есть социальная защита, медицинская помощь, пенсионные фонды, досуговые центры.

Но все эти сегменты работают в основном внутри себя и сами на себя», – говорит директор благотворительного фонда «Старость в радость» Елизавета Олескина.

По ее словам, сейчас в стране нет данных о том, сколько людей нуждается в долговременном уходе, кому требуется патронаж на дому, какие семьи нуждаются в поддержке.

Кроме того, существует категория людей, которые ухаживают за инвалидами и пожилыми людьми и тоже нуждаются в поддержке, но не подпадают ни под какие категории социальной помощи. Это их родственники и соседи.

«Государство должно начать их видеть, поддерживать и создавать для них благоприятную среду.

Родственники, которые много лет в одиночку справляются с тяжелыми обязанностями по уходу, со временем, увы, тоже начинают нуждаться в социальной и медицинской помощи», – отмечает Олескина.

Система долговременного ухода будет направлена на создание высокого качества жизни людей, нуждающихся в посторонней помощи.

Речь идет о людях с инвалидностью, лежачих больных, пожилых людях, проживающих дома.

Для этого потребуется создать единые стандарты ухода, разработать систему подготовки кадров, штатные расписания, улучшить инфраструктуру. Необходимы также критерии оценки системы долговременного ухода.

В пилотном проекте готовы принять участие шесть регионов РФ: Волгоградская, Костромская, Новгородская, Псковская, Рязанская и Тверская области. Каждый из этих регионов будет тестировать ту систему долговременного ухода, которая покажется ему наиболее приемлемой. В будущем накопленный опыт будет масштабироваться на всю страну.

«Мы должны по поручению президента (от 24 августа 2017 года) за три года выстроить жизнеспособную гибкую модель системы долговременного ухода, которая будет применима к очень разным особенностям регионов, к разной демографической и экономической ситуации, разной географии», – отметила Елизавета Олескина.

Ранее мы сообщали, что в регионах РФ был запущен пилотный проект по внедрению новой системы комплексной реабилитации и абилитации людей с инвалидностью. Эта система была апробирована в рамках пилотного проекта на территории Свердловской области и Пермского края.

Источник: http://dislife.ru/materials/934

Лиза Олескина: «Система ухода за пожилыми есть, но ее элементы разрозненны» | Милосердие.ru

Совет при Правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере обсудил вопросы создания системы долговременного ухода за людьми старшего возраста и инвалидами.

«Уход за людьми старшего возраста – это не только доброта и внимание, это прежде всего очень высокий уровень профессионализма», — подчеркнула на заседании совета вице-премьер Ольга Голодец. Именно от профессионализма руководителей и людей, непосредственно занятых уходом, зависит активное долголетие и комфорт пожилого человека.

Создание системы долговременного ухода имеет множество аспектов – помимо профессиональных стандартов, это еще и разработка типовых зданий, и проблема импортозамещения.

Ольга Голодец попросила членов совета определиться с тем, какое именно медицинское оборудование и мебель необходимо начать производить в России, чтобы развивать индустрию ухода за пожилыми людьми.

В ходе совещания выяснилось, что в этот список необходимо включить также современные средства ухода.

В целом развитие системы долговременного ухода очень выгодно для государства, подчеркнула Анна Федермессер, руководитель Центра паллиативной медицины Департамента здравоохранения г. Москвы и президент Фонда помощи хосписам «Вера».

Аналогичную мысль высказала Мария Морозова, генеральный директор Фонда Тимченко.

«Долговременный уход — это не только уход за полностью обездвиженным человеком, а продуманная и комплексная система поддержки, которая включается уже при первых признаках потери человеком своего функционального статуса и, соответственно, создает условия для длительного и независимого проживания. Поэтому вложения в эту систему в долгосрочном аспекте очень выгодны для общества», — сказала она.

Средняя продолжительность жизни россиян составляет 72,5 года, при этом в некоторых регионах она даже преодолела порог в 80 лет, отметила Ольга Голодец.

По данным Минздрава, к 2025 году лица старше трудоспособного возраста будут составлять 27% населения, а сейчас на их долю приходится 24,6%. «Сегодня число лиц старше 70 лет составляет в Российской Федерации 13 млн 370 тысяч человек.

Это огромная цифра, и мы понимаем, что часть людей, которые перешагивают порог 70-летнего возраста, требуют дополнительного ухода, требуют специального сопровождения», — сказала Голодец.

Что такое «долговременный уход»?

Значение термина «долговременный уход» необходимо закрепить в нормативных документах, считает директор Благотворительного фонда «Старость в радость» Елизавета Олескина.

«Долговременный уход соединяет медицинскую помощь и социальную, соединяет родственный, семейный уход, и профессиональный, формальный», — отметила она.

Во всех странах эта система создается по одной схеме: определяется, какому количеству людей будет нужна помощь, создается финансовая модель, рассчитывается соотношение помощи в учреждении и помощи на дому, готовятся кадры специалистов.

В выстраивании системы долговременного ухода в России большую роль должны сыграть пилотные проекты. «Только если мы возьмем разные регионы и построим модель, которая будет жизнеспособна, мы сможем тиражировать этот опыт на всю страну», — отметила Елизавета Олескина. Пока что для этих пилотных проектов выбраны шесть регионов, в некоторых работа уже ведется.

«Система, в частности, призвана исключить такие ситуации, когда в интернате пожилой человек получает уход, а потом временно попадает в больницу, откуда возвращается с пролежнями, потому что больница занимается не уходом, а лечением. Или если человека выписывают из интерната домой – и он снова оказывается в тяжелом состоянии», — пояснила она.

Три уровня гериатрической помощи

Еще в 2016 году Минздрав утвердил порядок оказания медицинской помощи по профилю гериатрия, напомнил заместитель министра здравоохранения Сергей Краевой. Эта система состоит из трех уровней.

«Верхний» уровень – это Федеральный научный центр геронтологии и гериатрии, созданный на базе Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н. И. Пирогова.

«Коечный фонд центра составляет 260 единиц, за 2016 год там получили помощь более чем 7,3 тысячи человек», — сообщил Краевой.

В субъектах РФ (это второй уровень) уже работают 23 региональных гериатрических центра, которые насчитывают 1936 геронтологических коек.

Наконец, первичный уровень – это гериатрические кабинеты и гериатрические отделения в медицинских организациях. Сколько их всего, можно представить на примере отдельных регионов.

В Республике Башкортостан, например, таких кабинетов всего 28, в Оренбургской области – 30, в Волгоградской области — 14.

Как врач гериатр должен сотрудничать с участковым врачом? Терапевт при необходимости направляет пациента к гериатру, и тот разрабатывает программу ведения пациента, которую передает участковому врачу. Гериатр также может рекомендовать направление пациента в специализированный центр.

Учитывать IQ пациентов и защищать их имущественные права

Одна из основных проблем организации долговременного ухода за пожилыми людьми – налаживание межведомственного взаимодействия.
Существующая система предусматривает оказание в медицинских учреждениях – только медицинской помощи, а в социальных – только социальной, напомнила Анна Федермессер.

«Мы все знаем, что в 442 законе («Об основах социального обслуживания») говорится о содействии в предоставлении медицинских, психологических и других услуг, а закон 323 («Об основах охраны здоровья граждан») не исключает социальную помощь пациентам, которые в ней нуждаются.

Но что такое содействие? К чему это обязывает? Это ни к чему не обязывает руководство социальных и медицинских организаций», — констатировала она.

По словам Анны Федермессер, необходим нормативный акт, регламентирующий взаимодействие между органами здравоохранения и соцзащиты, чтобы пожилой человек мог получать комплексную помощь.

Елена Клочко, сопредседатель Координационного совета по делам детей-инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности при Общественной Палате РФ, обратилась с предложением к Минтруду разработать совместно с региональными органами власти порядок контроля над опекунами – юридическими лицами. Ведь многие пожилые люди с психическими нарушениями находится под опекой организаций.

Речь идет о проверке условий их жизни, обеспечения сохранности их имущества, исполнения опекунами и попечителями своих обязанностей.

В то время как опекуны – физические лица регулярно проверяются органами опеки, юридические лица могут оставаться в этом вопросе бесконтрольными. «Мы выявили значительное количество нарушений на примере пилотных психоневрологических интернатов», — сообщила Клочко.

Социальные учреждения, безусловно, меняются, констатировала Анна Федермессер, поделившись впечатлениями о посещении трех таких организаций в Москве и Московской области.

Однако с точки зрения досуга для пожилых людей даже лучшие из них оставляют впечатление, будто предназначены для пациентов с глубокой деменцией и крайне низким IQ, отметила она.

«Среди людей, попадающих в такие учреждения, есть журналисты, профессура, учителя, врачи, есть люди с очень высоким интеллектуальным уровнем, и даже с когнитивными расстройствами уровень интеллекта у этих людей остается высоким. Им нужна другая активность в пожилом возрасте.

Елизавета Олескина, со своей стороны, вновь указала, что в рамках создания системы долговременного ухода необходимо изменить соотношение между персоналом и людьми, нуждающимися в заботе: в настоящее время одна санитарка ухаживает за 20-25 людьми, и это слишком много.

Источник: https://www.miloserdie.ru/news/liza-oleskina-sistema-uhoda-za-pozhilymi-est-no-ee-elementy-razroznenny/

Елизавета Олескина: «Очень надеюсь, что мы еще успеем помочь тому поколению, которое меньше всего просит»

У фонда «Старость в радость» очень активное время. Традиционно в конце ноября начинается сбор новогодних подарков для подопечных домов престарелых. В этот раз фонду предстоит собрать и развезти 30 тысяч подарков для бабушек и дедушек, а также подарки для сотрудников.

Но параллельно с адресной помощью фонд реализует новый для себя масштабный проект. На январь 2018 года намечен запуск пилотных проектов в нескольких регионах с финансированием из средств федерального бюджета на ближайшие три года.

Готовит пилоты Минтруд – при непосредственном участии фонда «Старость в радость».

26 июля на встрече Владимира Путина с представителями НКО директор фонда «Старость в радость» Елизавета Олескина спросила президента, возможно ли запустить отдельную программу, «которая бы собрала элементы медицинской, социальной помощи вокруг пожилого человека, которому нужна помощь».

«Я услышала понятные мне слова о том, что по отношению к пожилым людям можно судить о нравственном здоровье нации. Думаю, сейчас мы очень тяжело болеем», – рассказывает Олескина.

23 августа на сайте Кремля появилось поручение правительству и Агентству стратегических инициатив разработать систему долговременного ухода за пожилыми людьми.

Читайте также:  Пятна у лежачих больных: красные, синие, черные – на ногах и теле

В интервью «Филантропу» Елизавета Олескина рассказала о том, что такое долговременная помощь, когда может измениться система ухода за пожилыми людьми в нашей стране и чем будет заниматься фонд через 10 лет. 

Елизавета Олескина

— Ваш фонд появился больше десяти лет назад: тогда о системе долговременного ухода в России, наверное, никто и не мечтал.

— Мы начинали с помощи на местах. Приехали в дом престарелых, увидели человеческую беду, захотели помочь. Поняли, что людям не хватает внимания и общения, – стали приезжать регулярно. Заметили, что не хватает колясок, чтобы люди могли выехать в зал послушать песни вместе с со всеми.

Привезли коляски – поняли, что кровати нуждаются в замене. Привезли кровати – поняли, что нет персонала, который будет пересаживать, укрывать ноги, везти в зал. А персонал, который есть, перегружен и к тому же не обучен правильно ухаживать. И у него нет задачи поставить человека на ноги.

И все  это вместе превращается  в один большой запутанный клубок – и это неправильно.

И вообще сознание людей меняется. Очень многие пожилые люди, которые живут в домах престарелых, даже самых лучших, больше всего мечтают жить дома. Сами, как могут, кормить кошку, поливать фикус, кто-то – доить козу.

А сейчас у них такой возможности нет. Сиделки очень дорогие, мало кто может себе позволить их нанять.

А промежуточной услуги между соцработником с несколькими приходами в неделю и домом престарелых с круглосуточным стационаром у нас в регионах нет.

Причем задача была понять, не только, как устроены выглядят хорошие системы помощи пожилым, например,  в Израиле, в Австралии, в Германии, во Франции, но и понять шире, как в принципе строятся такие системы. А они есть практически везде. И выяснилось, что последние тридцать лет во всем мир выстраивает одну и ту же вещь – систему долговременного ухода LTC (long term care).

— Что это такое?

— Это система помощи и поддержки максимальной активности и самого высокого возможного качества жизни у человека с зависимостью от посторонней помощи. LTC – мостик между медико-социальной помощью, государственным уходом и семейной поддержкой.

Она объединяет все необходимое вокруг человека, которому нужна помощь, подхватывая его как можно раньше, а не на последнем этапе, когда уже ничего сделать нельзя.

Это принципиальный сдвиг парадигмы, который необходим, чтобы мы смогли изменить отношение к старости и саму старость.

В России ситуация двоякая. С одной стороны, у нас есть система соцзащиты, которая работает много лет. Есть здравоохранение. Разве пожилые люди не имеют права получить медицинскую помощь? Конечно, имеют.

Но все это не собирается вокруг человека или собирается настолько причудливо, что делает помощь неэффективной.

Если разумно использовать те элементы, которые уже есть сейчас, и доработать недостающее, у нас есть шанс приблизить нашу систему долговременного ухода к уровню тех систем, которые признаны в мире хорошими.

— Какие элементы должны входить в систему долговременного ухода?

— В первую очередь, поддержка семьи. Формально при опеке над инвалидом семья имеет право получать скромную материальную помощь. Но я говорю сейчас о другом. Есть ли у нас обучение родственников? Где-то есть школы ухода, но их немного.

Есть ли у нас надомное консультирование? Сломала у тебя бабушка шейку бедра, и ты не понимаешь, как тебе ее правильно пересадить, правильно подвинуть, а может, ее вообще трогать нельзя.

В подобных случаях должен приходить специалист на дом и составлять план ухода, которому родственник будет следовать, а не действовать вслепую.

Есть ли у нас возможность быстро и срочно при выписке тяжелобольного родственника из больницы взять напрокат функциональную кровать, чтобы бабушка сразу получала качественную помощь, и семья не убивалась? Как правило, нет.

Есть ли у нас возможность получить отпуск от ухода, если ты год без передышки ухаживаешь за своим лежачим дедушкой? Во всем мире эта практика существует: на эти две недели дедушку или забирают в стационар или дают сиделку, а ты едешь в санаторий и пытаешься хоть как-то восстановиться.

Да даже самая простая информационная поддержка очень важна.

— С чего начинается этот процесс?

— Во всем мире построение системы начинается с расчета потребностей – скольким людям и какая помощь нужна. Сейчас у нас есть данные Минтруда и данные пенсионного фонда, но они не бьются, в них расхождения буквально на миллионы.

Как мягко выразился аналитический отдел при правительстве Российской Федерации, требуются уточнение методов статистического подсчета сбора данных. То есть той самой статистики, которая бы давала четкое понимание, что нам нужно делать.

Строить дома-интернаты престарелых, строить ПНИ? А может быть, нам нужно понять, как сделать доступной жизнь дома до конца? Ведь у людей должно быть право выбора, где и как жить, и как умирать. Как всегда, правда где-то посередине.  Нам нужна сбалансированная система.

Есть и другая часть проблемы. Посчитать правильно – это одно. А как найти тех людей, которым нужна помощь. Для этого потребуются совместные усилия соцзащиты, поликлиник, пенсионного фонда. Это совсем не просто сделать.

Но нужно выяснить, скольким людям нужна помощь, сколько из них получают уход в семьях, сколько семей надо поддерживать.

И не забыть про одиноких проживающих, часть которых даже не могут вступить в контакт с соцзащитой и остаются за бортом, потому что у нас действует заявительный принцип.

— Запуск пилотов начнется именно с такого расчета?

— Да. Это одно из мероприятий в первый год пилотного проекта. Пока не вышло постановление правительства, назвать все регионы не смогу, но лидируют Рязань, Кострома, Новгородская, Псковская области и Волгоград. Хотят присоединиться Ленинградская и Тульская области.

Москва и Московская область тоже заинтересованы. Есть и другие регионы, которые хотят войти в пилоты. Это естественно, потому что на местах понятна необходимость сделать систему долговременного ухода.

Часть регионов войдут на условии дополнительного федерального финансирования. А часть будут делать в рамках своих бюджетов. Нам важно, чтобы в пилотах были разные регионы и особенно дотационные. Тогда модель системы долговременного ухода будет жизнеспособна.

И эту модель  можно будет  масштабировать через три года на всю страну.

Чтобы мы избавились от этого унизительного ощущения дожития и перешли бы к пониманию достоинства этого возраста? Это очень сложная задача, бесконечно сложная, потому что все страны это выстраивают долго.

Елизавета Олескина на выпускном в Сколково

— Какова роль фонда в решении этой проблемы?

— Фонд инициировал  эту работу и выступает как один из экспертов. Разумеется, система будет двигаться вместе с федеральным Министерством труда и Министерством здравоохранения, с региональными властями, с региональными профильными министерствами, мы привлекаем к участию в проекте максимально возможное количество специалистов.

Это можно сделать только общими усилиями. Финансирование, которое под это заложено Минтрудом пока небольшое. Но мы надеемся, что при правильной организации, даже при таком финансировании получится заложить нужные принципы, которые можно будет наполнять содержанием, наполнять деньгами на второй-третий год пилотного проекта.

Мы видим, как в некоторых регионах открываются дома престарелых там, где они и не нужны были. Я не уверена, что это правильно. Особенно если учреждение ориентировано на ходячих активных пожилых людей, поскольку, как я уже сказала, психология меняется, и люди все чаще хотят до конца жить дома.

Нам необходимо вырабатывать стандарты и протоколы, включая стандарты типизации, которая дает возможность понимать, как развивается состояние  человека, сколько часов сиделки ему нужно, остается ли он дома или в таком состоянии он опасен для себя и для общества. Или необходимо пролечить его в больнице.

Или это паллиативный пациент, которому нужна помощь выездной службы или стационара хосписа. А еще должна быть служба сиделок, которая помогает ему на дому. И дневной центр, где пожилой человек может проводить время не один и сохраниться психически. А если сам он туда ходить не может, то его туда необходимо привезти.

Все эти вопросы не только про деньги, но и про современную отлаженную организацию и коммуникацию.

Конечно, в каждом регионе нужно ориентироваться на его реалии. Как нам сказали наши контрагенты из министерства соцзащиты Архангельской области: «Это безумно нужно, но одна беда. Если у нас бабушки побегут в дневной центр, то у них за день печи в домах выстынут, и они их протопить не смогут».

Оказалось, что дневные центры востребованы в городах – они позволяет пожилым людям не становиться узниками квартир. А в деревнях нужны прежде всего мобильные выездные службы, нужны патронажные бригады на дому, чтобы была возможность жить дома.

И еще нужны небольшие учреждения семейного типа, которые будут нацелены на качественный уход и реабилитацию, которые смогут людей не просто держать, а ставить на ноги. И потом при желании человека, возвращать его домой.

— Как быстро может заработать реформа?

А люди, которым сейчас 80-90 лет, ничего не просят. Они бесконечно благодарны, что к ним кто-то пришел, они боятся помешать родственникам, позвать лишний раз сиделку, санитарку или врача.

Особенно важно это сделать для них, потому что это то поколение, которое не привыкло за себя стоять. Они отдали все и благодарны за то, что они вообще небо видят.

И ради них нужно успеть сделать не только хорошо, но и быстро.

И поэтому мы как фонд, так сказать, воюем на два фронта. С одной стороны, пытаемся грамотно выстроить систему, с которой не страшно будет стареть. А с другой стороны, мы сейчас из последних сил, балансируя на грани жесткого кассового разрыва и невыплаты зарплаты коллегам, продолжаем оплачивать нянечек по уходу, продолжаем нанимать самых срочных сиделок для пожилых людей.

Елизавета Олескина и Елизавета Арзамасова в одном из домов престарелых. Фото Лекомцева Юлия

— Сколько денег нужно фонду ежемесячно на нянечек и сиделок?

— Мы оплачиваем 180 нянечек. В месяц на это нужно 4 300 000 рублей. Это большие деньги для нас как для фонда. Четыре миллиона – звучит абстрактно, но я понимаю, что это примерно 3 500 пожилых людей, которые снова начали вставать на ноги, улыбаться.

В последнее время из-за кризиса и из-за того, что мы много делаем на системном уровне, нам стало еще сложнее собирать эти деньги. А я понимаю, что если мы их не соберем, то нянечки отправятся домой, бабушки, которые живут дома, останутся без сиделок.

И это будет не возврат назад, это будет катастрофа.

Нам звонят волонтеры из Великих Лук и говорят, что они сделали замечательный ремонт в мужском отделении, но на 60 лежачих на этаже – всего одна санитарка. И они настолько плохи, эти дедушки, что от этого ремонта через полгода ничего не останется, потому что они от боли царапают стены.

Волонтеры просят срочно надо нянечек для самых тяжелых, чтобы они – в нормальном ремонте, в нормальных кроватях, которые нам удалось купить! – смогли нормально существовать. А у меня сейчас нет возможности до конца заплатить тем, кто есть.

И мы снова просим поддержать нас и подписаться на регулярные 300-500-1000 рублей в месяц, которые помогут тем людям, которые не дождутся реформ. Реформы будут, я уверена, и будет максимальная поддержка пожилых, но уже из другого поколения.

А поколение, выигравшее войну, уйдет в палате на четверых в отделении милосердия в городе Великие Луки.

— Что изменится в жизни фонда через десять лет, когда система будет налажена?

Фонд будет заниматься тем, чем занимаются неравнодушные люди, – психологической помощью, поддержкой, праздниками, концертами, перепиской, приездами. Внимания, любви и заботы никогда не будет много. Никакое государство, даже самое продвинутое, никогда не насытит пожилого человека таким объемом внимания и тепла, которое нужно, чтобы сохраниться как личность.

Однажды в Австрии я разговаривала с волонтерами дома престарелых, причем в основном они были 75+, что само по себе удивительно. Они рассказали, что приходят два раза в неделю читать книжки с пожилыми людьми, которые живут в учреждениях, вместе репетируют постановки сказок, придумывают небольшие зарисовки, с которыми они потом вместе ходят в детский сад.

В свою очередь, сотрудники центра для пожилых людей с Альцгеймером (по-нашему, это гибрид ПНИ и дома престарелых) говорили, что при хорошем финансировании и идеальном штатном расписании они не представляют себе жизнь без волонтеров.

Волонтеры знают, что фрау Пеппер очень любит по четвергам имбирь, а не какао, и специально заваривают имбирный чай.

Волонтеры помнят, что надо на ночь прочитать три сказки бабушке Марго, которая иначе не заснет, будет ходить по коридору и биться головой об стену.

Я видела дедушку, который учит семью беженцев немецкому языку, а каждую среду ходит к умирающему пожилому человеку и проводит у его постели несколько часов, рассказывая все последние новости.

Вместе они вспоминают молодость, этим он живёт. Вернее, живут два человека: тот, к которому он ходит, и сам этот дедушка, которому даже пришлось заняться спортом.

«Я же не могу не прийти, меня ждут!» – говорит он.

— Думаете, в России такая ситуация тоже возможна?

— У нас прекрасный потенциал и бесконечно хорошие добрые люди. Просто мы как общество еще недостаточно дозрели, чтобы сказать: «Старость – это другое, мы хотим видеть ее другой». Когда у нас будет сформированный заказ на ту старость, которую мы хотим себе, нашим родителям, нашим детям, ситуация будет меняться с невероятной скоростью.

На странице фонда «Старость в радость» «Один день счастья» можно подписаться на регулярные пожертвования и получать отчеты о работе санитарок, помощников по уходу, культоргов.

Источник: http://philanthropy.ru/heroes/2017/11/30/57967/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector